The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Политика

28.04.2021 г.

Политика
28.04.2021 г.
grafic 2246

Что волнует депутатов?

Представляем краткий обзор депутатских запросов по резонансным темам, прозвучавшим на пленарном заседании Мажилиса 28 апреля.

Фракция «Nur Otan»

Депутат Снежанна Имашева обратилась с запросом к министру цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдату Мусину, предложив ему заняться доработкой приложения «Ashyq».

Сама идея внедрения приложения, по мнению депутата, «очень здравая». Однако, итоги двухмесячного пилота «Ashyq» пользователи оценивают не так радужно. Имашева напомнила, что пользователи оставили около трех тысяч критических отзывов, запросов  и жалоб на его работу.

«Вызывает беспокойство то, что очередное приложение собирает персональные данные (номер телефона и ИИН) и неизвестно в каких еще целях они могут быть использованы в дальнейшем. Например, что будет с собранными данными пользователей, после того как отпадет необходимость использовать приложение. Есть сомнения в безопасности самого приложения.  По сведениям министерства, оно еще не прошло соответствующую проверку на информационную безопасность», — отметила Имашева.

При этом пользователи, уже скачавшие приложение, сталкиваются с трудностями при регистрации и входе в приложение. В самом приложении практически нет никакой полезной информации, есть только две ссылки: «регистрация входа» и «регистрация выхода». Отсутствует перечень объектов, в которые возможен доступ по приложению. Нет возможности проверить свой статус до посещения заведения. Нет ссылки для связи со службой технической поддержки.

«Но самое главное, приложение не отражает реальный статус лица. К примеру, пользователи имеющие отрицательные результаты ПЦР-тестирования отмечаются синим цветом в приложении, в то время как должны быть помечены зеленым. Это свидетельствует о некорректности баз данных, к которым обращается приложение, либо о несвоевременном их обновлении. Такие ошибки сводят на нет смысл пользования приложением. Также не исключается посещение заведения больным посетителем, статус которого просто не определен правильно, так как лица, никогда не сдававшие ПЦР тест и даже болеющие бессимптомно, все равно будут помечены синим», — подчеркнула депутат.

Также по прежнему непонятен порядок дальнейшего использования и финансирования поддержки приложения, поскольку сегодня «не определен статус владельца цифрового продукта и не определено лицо, в ведении которого будет приложение, на каких условиях будет осуществляться его доработка».

«Прежде чем  предлагать всей стране пользоваться  приложением «Ashyq», полагаем, что вам необходимо: доработать приложение с учетом замечаний пользователей, а так же наладить с ними обратную связь; обеспечить сохранность персональных данных вводимых пользователями и определить лиц, ответственных за их несанкционированное использование; установить условия, порядок владения цифровым продуктом  и определить источники финансирования для его дальнейшего функционирования», — заявила Имашева.

Фракция «Ак жол»

Фракция обратила внимание на проблемы налогообложения малого коммерческого транспорта. В своем запросе на имя первого вице-премьера Алихана Смаилова, депутаты подчеркивают, что проблема возникла из-за пробелов в законодательстве, а страдает при этом бизнес.

«Владельцы фургонов для развозки по магазинам небольших партий продукции, уже оплатившие налог, получают уведомления с требованием оплаты недоимки, превышающие прежние суммы в 20 раз! Оказалось, что с 2020 года налоговые органы начисляют для них налог на транспорт, предусмотренный для легковых автомобилей с объемом двигателя свыше 3000 куб. см, в связи с этим сумма налога увеличилась с 18,5 до 306 тысяч тенге», — заявила депутат Айгуль Жумабаева.

Такая ситуация возникла из-за коллизий в действующем законодательстве. Согласно закону «Об автомобильном транспорте», легковым автомобилем признается автотранспортное средство, имеющее не более 8-ми мест для сидения. А грузовой автотранспорт — это транспортное средство с механическим приводом, предназначенное для перевозки грузов.

При этом, в соответствии с Налоговым Кодексом (ст. 492) при исчислении налога на легковой транспорт применяется объем двигателя, а по грузовым автомобилям начисление налога производится по грузоподъемности. Ранее налоговые органы применяли к ним ставки для грузовых автомобилей. А так как они имеют небольшую грузоподъёмность (до 1,5 т), то и сумма налога была небольшой, что соответствовало возможностям малого и среднего бизнеса.

«Но теперь налоговики стали начислять им налог по объёму двигателя, как для легковых авто, что привело к 20–30-кратному увеличению налога на транспорт и поставило малогабаритные автофургоны  в один ряд с шикарными лимузинами и престижными внедорожниками. Между тем, если лимузины и джипы служат предметом роскоши и личного статуса, то малый коммерческий транспорт для МСБ — это средство производства», — возмущены депутаты.

«Парламентская фракция «Ак жол» считает, что госорганы должны заблаговременно просчитывать возможные последствия своих решений, выявлять и устранять коллизии в отраслевых документах и подходах, а не перекладывать свои недоработки на плечи предпринимателей. В данном случае к проблемам на ровном месте привело отсутствие взаимодействия между госорганами. В связи с вышеизложенным, фракция «Ак жол» считает необходимым срочно проработать и решить вопрос без увеличения нагрузки на предпринимателей, не создавать препятствий работе малого и среднего бизнеса, как и требует глава государства», — заявляет фракция.

Фракция «Народная партия Казахстана»

Депутаты предлагают пересмотреть критерии работы госорганов по привлечению в страну иностранных инвестиций. В своем запросе на имя вице-премьера Мухтара Тлеуберди фракция потребовала провести аудит по уже привлеченным инвестициям.

Депутаты отмечают, что в работе с инвесторами «в Казахстане функционирует разветвленная структура ведомств». Так, два года назад Комитет по инвестициям для усиления работы по привлечению иностранных инвесторов был передан в ведение Министерства иностранных дел. Три года назад была создана компания «Казахинвест», перед которой поставили единственную задачу — содействовать привлечению инвестиций в приоритетные секторы экономики. К этому также подключены и акиматы, и МФЦА, и госхолдинги. Объявлялось о создании инвестиционных хабов, уже есть и  новые планы — сформировать инвестиционный штаб, переговорную команду и так далее.

«Ежегодно в республиканском бюджете закладываются солидные суммы на продвижение инвестиционного имиджа и презентационные мероприятия. Фракция Народной партии Казахстана считает, что все это должно было сработать в настоящее время, когда экономика остро нуждается в притоке капитала для модернизации промышленности, создания рабочих мест.

Но итог совсем иной. За прошлый год приток иностранных прямых инвестиций составил 17 миллиардов долларов. На первый взгляд — значительная сумма. Но почти половина, 8,2 миллиарда долларов, была вложена в горнодобывающий сектор, в основном, в добычу нефти, газа и металлических руд. В торговлю инвестировано 2,5 миллиарда долларов, в финансовую сферу — 1 миллиард, в трубопроводы — 900 миллионов. В обрабатывающую промышленность поступило 3,2 миллиарда долларов, но из них львиная доля — 2,5 миллиарда — направлена в металлургию. По всем остальным отраслям промышленности размазана сумма менее 700 миллионов долларов. В сельское хозяйство всего Казахстана привлечено лишь 12 миллионов долларов прямых иностранных инвестиций», — перечислил депутат Айкын Конуров.

При этом, подчеркнул он, такая «искаженная структура» была и раньше, а не только в 2020 году. В 2019 году доля прямых иностранных инвестиций в сельское хозяйство составила 0,06%, а в обрабатывающую промышленность, за вычетом металлургии, — 2,8%.

«Иностранный капитал видит нашу экономику как место, где выгодно вкладывать в добычу сырья, инфраструктуру для его вывоза и создание торговых объектов, чтобы сбывать нам готовую продукцию. Но где же наши многочисленные ведомства, ответственные за изменения инвестиционного имиджа? Они отчитываются об общих суммах привлеченных инвестиций. Однако капиталовложения в нефтегазовый сектор и металлургию успешно идут и без государства», — констатировал депутат.

Фактически, полагают во фракции, «работа по привлечению прямых иностранных инвестиций в несырьевые отрасли провалена».

«Фракция Народной партии Казахстана считает, что пора перестать заниматься самообманом. Призываем провести аудит эффективности государственной системы привлечения инвестиций, сопоставив расходы на нее с реально полученными результатами, исключив капиталовложения, к которым государство не имеет отношения. Необходимо пересмотреть целевые показатели в этой сфере. Конкретно уполномоченные органы должны отвечать за привлечение инвестиций в секторы, связанные с производством продукции с высокой добавленной стоимостью, в агропромышленный комплекс. И отчитываться не о количестве проведенных выставок, зарубежных поездок и подписанных меморандумов, а о реально запущенных проектах, которые должны быть доведены до стадии производства и создания рабочих мест. Для правительства, в целом, индикатором должен стать не валовый приток прямых иностранных инвестиций, а капиталовложения в несырьевые секторы. Одним из ключевых критериев оценки деятельности акимов должно стать системное увеличение несырьевой части валового регионального продукта», — заявляют депутаты.

Фракция «Nur Otan»

Депутат Снежанна Имашева обратилась с запросом к министру цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдату Мусину, предложив ему заняться доработкой приложения «Ashyq».

Сама идея внедрения приложения, по мнению депутата, «очень здравая». Однако, итоги двухмесячного пилота «Ashyq» пользователи оценивают не так радужно. Имашева напомнила, что пользователи оставили около трех тысяч критических отзывов, запросов  и жалоб на его работу.

«Вызывает беспокойство то, что очередное приложение собирает персональные данные (номер телефона и ИИН) и неизвестно в каких еще целях они могут быть использованы в дальнейшем. Например, что будет с собранными данными пользователей, после того как отпадет необходимость использовать приложение. Есть сомнения в безопасности самого приложения.  По сведениям министерства, оно еще не прошло соответствующую проверку на информационную безопасность», — отметила Имашева.

При этом пользователи, уже скачавшие приложение, сталкиваются с трудностями при регистрации и входе в приложение. В самом приложении практически нет никакой полезной информации, есть только две ссылки: «регистрация входа» и «регистрация выхода». Отсутствует перечень объектов, в которые возможен доступ по приложению. Нет возможности проверить свой статус до посещения заведения. Нет ссылки для связи со службой технической поддержки.

«Но самое главное, приложение не отражает реальный статус лица. К примеру, пользователи имеющие отрицательные результаты ПЦР-тестирования отмечаются синим цветом в приложении, в то время как должны быть помечены зеленым. Это свидетельствует о некорректности баз данных, к которым обращается приложение, либо о несвоевременном их обновлении. Такие ошибки сводят на нет смысл пользования приложением. Также не исключается посещение заведения больным посетителем, статус которого просто не определен правильно, так как лица, никогда не сдававшие ПЦР тест и даже болеющие бессимптомно, все равно будут помечены синим», — подчеркнула депутат.

Также по прежнему непонятен порядок дальнейшего использования и финансирования поддержки приложения, поскольку сегодня «не определен статус владельца цифрового продукта и не определено лицо, в ведении которого будет приложение, на каких условиях будет осуществляться его доработка».

«Прежде чем  предлагать всей стране пользоваться  приложением «Ashyq», полагаем, что вам необходимо: доработать приложение с учетом замечаний пользователей, а так же наладить с ними обратную связь; обеспечить сохранность персональных данных вводимых пользователями и определить лиц, ответственных за их несанкционированное использование; установить условия, порядок владения цифровым продуктом  и определить источники финансирования для его дальнейшего функционирования», — заявила Имашева.

Фракция «Ак жол»

Фракция обратила внимание на проблемы налогообложения малого коммерческого транспорта. В своем запросе на имя первого вице-премьера Алихана Смаилова, депутаты подчеркивают, что проблема возникла из-за пробелов в законодательстве, а страдает при этом бизнес.

«Владельцы фургонов для развозки по магазинам небольших партий продукции, уже оплатившие налог, получают уведомления с требованием оплаты недоимки, превышающие прежние суммы в 20 раз! Оказалось, что с 2020 года налоговые органы начисляют для них налог на транспорт, предусмотренный для легковых автомобилей с объемом двигателя свыше 3000 куб. см, в связи с этим сумма налога увеличилась с 18,5 до 306 тысяч тенге», — заявила депутат Айгуль Жумабаева.

Такая ситуация возникла из-за коллизий в действующем законодательстве. Согласно закону «Об автомобильном транспорте», легковым автомобилем признается автотранспортное средство, имеющее не более 8-ми мест для сидения. А грузовой автотранспорт — это транспортное средство с механическим приводом, предназначенное для перевозки грузов.

При этом, в соответствии с Налоговым Кодексом (ст. 492) при исчислении налога на легковой транспорт применяется объем двигателя, а по грузовым автомобилям начисление налога производится по грузоподъемности. Ранее налоговые органы применяли к ним ставки для грузовых автомобилей. А так как они имеют небольшую грузоподъёмность (до 1,5 т), то и сумма налога была небольшой, что соответствовало возможностям малого и среднего бизнеса.

«Но теперь налоговики стали начислять им налог по объёму двигателя, как для легковых авто, что привело к 20–30-кратному увеличению налога на транспорт и поставило малогабаритные автофургоны  в один ряд с шикарными лимузинами и престижными внедорожниками. Между тем, если лимузины и джипы служат предметом роскоши и личного статуса, то малый коммерческий транспорт для МСБ — это средство производства», — возмущены депутаты.

«Парламентская фракция «Ак жол» считает, что госорганы должны заблаговременно просчитывать возможные последствия своих решений, выявлять и устранять коллизии в отраслевых документах и подходах, а не перекладывать свои недоработки на плечи предпринимателей. В данном случае к проблемам на ровном месте привело отсутствие взаимодействия между госорганами. В связи с вышеизложенным, фракция «Ак жол» считает необходимым срочно проработать и решить вопрос без увеличения нагрузки на предпринимателей, не создавать препятствий работе малого и среднего бизнеса, как и требует глава государства», — заявляет фракция.

Фракция «Народная партия Казахстана»

Депутаты предлагают пересмотреть критерии работы госорганов по привлечению в страну иностранных инвестиций. В своем запросе на имя вице-премьера Мухтара Тлеуберди фракция потребовала провести аудит по уже привлеченным инвестициям.

Депутаты отмечают, что в работе с инвесторами «в Казахстане функционирует разветвленная структура ведомств». Так, два года назад Комитет по инвестициям для усиления работы по привлечению иностранных инвесторов был передан в ведение Министерства иностранных дел. Три года назад была создана компания «Казахинвест», перед которой поставили единственную задачу — содействовать привлечению инвестиций в приоритетные секторы экономики. К этому также подключены и акиматы, и МФЦА, и госхолдинги. Объявлялось о создании инвестиционных хабов, уже есть и  новые планы — сформировать инвестиционный штаб, переговорную команду и так далее.

«Ежегодно в республиканском бюджете закладываются солидные суммы на продвижение инвестиционного имиджа и презентационные мероприятия. Фракция Народной партии Казахстана считает, что все это должно было сработать в настоящее время, когда экономика остро нуждается в притоке капитала для модернизации промышленности, создания рабочих мест.

Но итог совсем иной. За прошлый год приток иностранных прямых инвестиций составил 17 миллиардов долларов. На первый взгляд — значительная сумма. Но почти половина, 8,2 миллиарда долларов, была вложена в горнодобывающий сектор, в основном, в добычу нефти, газа и металлических руд. В торговлю инвестировано 2,5 миллиарда долларов, в финансовую сферу — 1 миллиард, в трубопроводы — 900 миллионов. В обрабатывающую промышленность поступило 3,2 миллиарда долларов, но из них львиная доля — 2,5 миллиарда — направлена в металлургию. По всем остальным отраслям промышленности размазана сумма менее 700 миллионов долларов. В сельское хозяйство всего Казахстана привлечено лишь 12 миллионов долларов прямых иностранных инвестиций», — перечислил депутат Айкын Конуров.

При этом, подчеркнул он, такая «искаженная структура» была и раньше, а не только в 2020 году. В 2019 году доля прямых иностранных инвестиций в сельское хозяйство составила 0,06%, а в обрабатывающую промышленность, за вычетом металлургии, — 2,8%.

«Иностранный капитал видит нашу экономику как место, где выгодно вкладывать в добычу сырья, инфраструктуру для его вывоза и создание торговых объектов, чтобы сбывать нам готовую продукцию. Но где же наши многочисленные ведомства, ответственные за изменения инвестиционного имиджа? Они отчитываются об общих суммах привлеченных инвестиций. Однако капиталовложения в нефтегазовый сектор и металлургию успешно идут и без государства», — констатировал депутат.

Фактически, полагают во фракции, «работа по привлечению прямых иностранных инвестиций в несырьевые отрасли провалена».

«Фракция Народной партии Казахстана считает, что пора перестать заниматься самообманом. Призываем провести аудит эффективности государственной системы привлечения инвестиций, сопоставив расходы на нее с реально полученными результатами, исключив капиталовложения, к которым государство не имеет отношения. Необходимо пересмотреть целевые показатели в этой сфере. Конкретно уполномоченные органы должны отвечать за привлечение инвестиций в секторы, связанные с производством продукции с высокой добавленной стоимостью, в агропромышленный комплекс. И отчитываться не о количестве проведенных выставок, зарубежных поездок и подписанных меморандумов, а о реально запущенных проектах, которые должны быть доведены до стадии производства и создания рабочих мест. Для правительства, в целом, индикатором должен стать не валовый приток прямых иностранных инвестиций, а капиталовложения в несырьевые секторы. Одним из ключевых критериев оценки деятельности акимов должно стать системное увеличение несырьевой части валового регионального продукта», — заявляют депутаты.

Автор статьи: The Pulse
Подписаться:

Самое популярное

Мнение

Ашаршылык: геноцид и миссия казахов

Борьба за правовое формулирование геноцида продолжается
Подробнее

26.02.2021 г.

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Спрос на пенсионные деньги предъявляет в основном государство

Конкуренция банков и нацкомпаний за длинную тенговую ликвидность осталась в прошлом
Подробнее

15.01.2021 г.


ЕЩЕ