The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Экономика

12.08.2021 г.

Экономика
12.08.2021 г.
grafic 1962

О динамике рынка наличной валюты

О спросе и предложении валюты в РК

В этой статье рассматривается ситуация на рынке наличной валюты в стране. В 2016 году была предложена модель этого рынка, основывающаяся на предположении, что рынок наличной валюты является одним из сегментов потребительского рынка. То есть наличная валюта покупается населением осуществления обычных потребительских расходов, которые могут осуществляться в валюте.

Люди покупают валюту, чтобы потратить ее в отпуске за рубежом, отправить детям за границу или купить там одежду или обувь. Наличная валюта в нормальном режиме экономики не представляет ценности сама по себе и не является средством сбережения или сохранения «покупательской способности» — это промежуточная форма обычного тенгового потребления. В этой связи объемы покупки долларов США не имеют экономического смысла не являются каким-либо значимым индикатором. Нужно отметить, что такое понимание нашло отражение и в представляемой НБ РК статистике, который стал публиковать данные в формате нетто-покупок валюты и в тенговом выражении.

Итак, основные предположения модели состоят в следующем:

  1. Объемы покупки валюты населением являются частью потребительских трат, а значит базово опираются на тенговые показатели. Чтобы купить валюту нужны тенге, а их количество определяется тенговыми доходами и расходами.
  2. Тенговые объемы покупки валюты связаны с динамикой роста реальных доходов населения. В модели годовые объемы покупки индексируются по росту реальных доходов населения, за базовый год приняты объемы покупки валюты в 2012 году. Этот год был взят в силу стабилизации объемов после кризиса 2007-2009 года и отсутствия ожиданий ослабления тенге в 2014 году.

 

Годовые объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Очевидно, что модель прекрасно описывает фактически объемы покупки валюты населением. Отклонения 2014-2016 года отражают уход населения в валюту в 2014-2015 в момент очевидной неравновесности и ожидания девальвации, и возврат в тенге в 2016 году после девальвации и стабилизации рынка. Прогноз покупки валюты на 2021 год сделан в предположении роста реальных доходов населения на 2%. Для понимания: реальный рост доходов населения в первом полугодии 2021 года к первому полугодию 2020 года составил 1,7%.

Мы видим компенсацию в 2020 году – валюты «недокуплено» на 9% и на первый взгляд можно говорить о возврате доверия. Однако, нужно помнить, что 2020 год был пандемийным, границы были закрыты значительную часть года, да и не только границы, но были значительные внутренние локдауны. Количество туристов, выехавших за рубеж за три квартала 2020 года упало в 3,5 раза (значительное количество студентов перешли на дистанционное обучение, оставшись дома или вернувшись домой.

Мы говорим о рынке наличной валюты – очевидно, что объем покупок на этом рынке должен существенно коррелировать с физическими передвижениями граждан. Для более глубокого рассмотрения рассмотрим детальнее полугодовые, квартальные и месячные показатели.

Очевидно, что рынок наличной валюты характеризуется значительной сезонностью, соответственно важно оценить распределение объемов покупок внутри года. В 2018 году при корректировке модели было принято следующее распределение: 

1 квартал (I)

17,5 % от годового объема покупки

2-й квартал (II)

17,5 % от годового объема покупки

3-й квартал (III)

35 % от годового объема покупки

4-й квартал (IV)

30 % от годового объема покупки

 

Как видно, общие данные подтверждают эффективность эмпирически подобранных параметров и их устойчивость.

Полугодовые объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Квартальные объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Месячные объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Пройдя через ряд последовательных увеличений детализаций, демонстрирующих устойчивость и последовательность модели, мы можем рассмотреть динамику месячных показателей.

Активная скупка наличной валюты в марте-апреле 2019 года не компенсировалась пониженными объемами покупки во втором полугодии 2019-го, что позволяет говорить о том, что недоверие к тенге не восстановилось и люди покупали валюту про запас. Не массово, но существенно.

За девальвацией марта 2020 года последовал локдаун, также локдауны были и в июле -августе – именно в эти месяцы наблюдаются существенные «недокупленные» объемы. Вне локдаунов покупки возвращаются к нормальным, допандемийным уровням. Очевидно, что в текущих условиях ограничения передвижений спрос на наличную валюту должен существенно снизиться, однако он даже превосходит нормальный уровень (см рисунок 3 – квартальные объемы продаж наличности).

Выводы и заключения.

  1. Рынок наличной в последние два года лихорадит, что свидетельствует о неустойчивом отношении населения к тенге. В 2019 и 2020 годах мы видели резкие и существенные всплески покупок валюты, которые не сопровождались достаточными компенсирующими падениями объемов покупок.
  2. Последние 9 месяцев мы наблюдаем формально несколько завышенную, но предсказуемую и нормальную динамику в объемах покупки валюты. Однако, в пандемических условиях такие объемы становятся ненормальными, и свидетельствуют о недоверии к тенге и попыткам перевода наличности в валюту «про запас».
  3. Объемы внеэкономических покупок валюты довольно существенны и сопоставимы с уровнем 2014-2015 года. Значимость этого явления нивелируется экономическими условиями, а также иллюзорностью роста тенговых депозитов. (Подробнее в следующей статье).
  4. В ближайшее время и до ноября объем покупки наличной валюты существенно вырастет, как и покупки валюты бизнесом (биржевые торги также имеют сезонность). Это спровоцирует дополнительное давление на тенге. Инструментов же компенсации этого давления (в первую очередь трансферты из национального фонда) может оказаться недостаточно.

 

Объем продажи валюты из Национального Фонда РК

В июне-июле объем продаж валюты на бирже существенно вырос и этим во многом объясняется нехарактерное укрепление тенге, продолжавшееся и в августе. По состоянию на июль объем трансфертов уже составил 2,3 трлн. тенге.  Общий же годовой трансферт утвержден на уровне 4,55 трлн. тенге. Таким образом, мы видим, что половина объема была сконвертирована в период относительно низкого спроса на валюту, а вторая часть будет конвертироваться в период двукратного увеличения валютного давления. Более подробно я разберу вопрос в следующих статьях.

В этой статье рассматривается ситуация на рынке наличной валюты в стране. В 2016 году была предложена модель этого рынка, основывающаяся на предположении, что рынок наличной валюты является одним из сегментов потребительского рынка. То есть наличная валюта покупается населением осуществления обычных потребительских расходов, которые могут осуществляться в валюте.

Люди покупают валюту, чтобы потратить ее в отпуске за рубежом, отправить детям за границу или купить там одежду или обувь. Наличная валюта в нормальном режиме экономики не представляет ценности сама по себе и не является средством сбережения или сохранения «покупательской способности» — это промежуточная форма обычного тенгового потребления. В этой связи объемы покупки долларов США не имеют экономического смысла не являются каким-либо значимым индикатором. Нужно отметить, что такое понимание нашло отражение и в представляемой НБ РК статистике, который стал публиковать данные в формате нетто-покупок валюты и в тенговом выражении.

Итак, основные предположения модели состоят в следующем:

Объемы покупки валюты населением являются частью потребительских трат, а значит базово опираются на тенговые показатели. Чтобы купить валюту нужны тенге, а их количество определяется тенговыми доходами и расходами.

Тенговые объемы покупки валюты связаны с динамикой роста реальных доходов населения. В модели годовые объемы покупки индексируются по росту реальных доходов населения, за базовый год приняты объемы покупки валюты в 2012 году. Этот год был взят в силу стабилизации объемов после кризиса 2007-2009 года и отсутствия ожиданий ослабления тенге в 2014 году.

 

Годовые объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Очевидно, что модель прекрасно описывает фактически объемы покупки валюты населением. Отклонения 2014-2016 года отражают уход населения в валюту в 2014-2015 в момент очевидной неравновесности и ожидания девальвации, и возврат в тенге в 2016 году после девальвации и стабилизации рынка. Прогноз покупки валюты на 2021 год сделан в предположении роста реальных доходов населения на 2%. Для понимания: реальный рост доходов населения в первом полугодии 2021 года к первому полугодию 2020 года составил 1,7%.

Мы видим компенсацию в 2020 году – валюты «недокуплено» на 9% и на первый взгляд можно говорить о возврате доверия. Однако, нужно помнить, что 2020 год был пандемийным, границы были закрыты значительную часть года, да и не только границы, но были значительные внутренние локдауны. Количество туристов, выехавших за рубеж за три квартала 2020 года упало в 3,5 раза (значительное количество студентов перешли на дистанционное обучение, оставшись дома или вернувшись домой.

Мы говорим о рынке наличной валюты – очевидно, что объем покупок на этом рынке должен существенно коррелировать с физическими передвижениями граждан. Для более глубокого рассмотрения рассмотрим детальнее полугодовые, квартальные и месячные показатели.

Очевидно, что рынок наличной валюты характеризуется значительной сезонностью, соответственно важно оценить распределение объемов покупок внутри года. В 2018 году при корректировке модели было принято следующее распределение: 

1 квартал (I)

17,5 % от годового объема покупки

2-й квартал (II)

17,5 % от годового объема покупки

3-й квартал (III)

35 % от годового объема покупки

4-й квартал (IV)

30 % от годового объема покупки

 

Как видно, общие данные подтверждают эффективность эмпирически подобранных параметров и их устойчивость.

Полугодовые объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Квартальные объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Месячные объемы продажи наличной валюты (млн. тенге)

Пройдя через ряд последовательных увеличений детализаций, демонстрирующих устойчивость и последовательность модели, мы можем рассмотреть динамику месячных показателей.

Активная скупка наличной валюты в марте-апреле 2019 года не компенсировалась пониженными объемами покупки во втором полугодии 2019-го, что позволяет говорить о том, что недоверие к тенге не восстановилось и люди покупали валюту про запас. Не массово, но существенно.

За девальвацией марта 2020 года последовал локдаун, также локдауны были и в июле -августе – именно в эти месяцы наблюдаются существенные «недокупленные» объемы. Вне локдаунов покупки возвращаются к нормальным, допандемийным уровням. Очевидно, что в текущих условиях ограничения передвижений спрос на наличную валюту должен существенно снизиться, однако он даже превосходит нормальный уровень (см рисунок 3 – квартальные объемы продаж наличности).

Выводы и заключения.

Рынок наличной в последние два года лихорадит, что свидетельствует о неустойчивом отношении населения к тенге. В 2019 и 2020 годах мы видели резкие и существенные всплески покупок валюты, которые не сопровождались достаточными компенсирующими падениями объемов покупок.

Последние 9 месяцев мы наблюдаем формально несколько завышенную, но предсказуемую и нормальную динамику в объемах покупки валюты. Однако, в пандемических условиях такие объемы становятся ненормальными, и свидетельствуют о недоверии к тенге и попыткам перевода наличности в валюту «про запас».

Объемы внеэкономических покупок валюты довольно существенны и сопоставимы с уровнем 2014-2015 года. Значимость этого явления нивелируется экономическими условиями, а также иллюзорностью роста тенговых депозитов. (Подробнее в следующей статье).

В ближайшее время и до ноября объем покупки наличной валюты существенно вырастет, как и покупки валюты бизнесом (биржевые торги также имеют сезонность). Это спровоцирует дополнительное давление на тенге. Инструментов же компенсации этого давления (в первую очередь трансферты из национального фонда) может оказаться недостаточно.

 

Объем продажи валюты из Национального Фонда РК

В июне-июле объем продаж валюты на бирже существенно вырос и этим во многом объясняется нехарактерное укрепление тенге, продолжавшееся и в августе. По состоянию на июль объем трансфертов уже составил 2,3 трлн. тенге.  Общий же годовой трансферт утвержден на уровне 4,55 трлн. тенге. Таким образом, мы видим, что половина объема была сконвертирована в период относительно низкого спроса на валюту, а вторая часть будет конвертироваться в период двукратного увеличения валютного давления. Более подробно я разберу вопрос в следующих статьях.

Автор статьи: Айдархан Кусаинов
Подписаться:

Самое популярное

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Мукомольный бизнес вступил в противостояние с правительством

Приказом министра торговли и интеграции РК муку первого сорта внесли в перечень биржевых товаров. Это не понравилось экспортерам.
Подробнее

01.02.2021 г.

Инфографика

Карантинный 2020: экономические итоги

Что произошло с отраслями экономики страны и бюджетом за январь–декабрь прошлого года разбирался ThePulse.kz.
Подробнее

05.02.2021 г.

ЕЩЕ