The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Экономика

08.01.2021 г.

Экономика
08.01.2021 г.
grafic 100

Текущие данные не позволяют оценить масштабы реальных кредитных потерь

Рейтинговые аналитики не слишком драматизируют происходящее

Анализируя промежуточные результаты казахстанского банковского сектора, аналитики рейтинговых агентств отмечают отсутствие показываемого банками ухудшения качества кредитного портфеля и уверенность, что это будет происходить с определенной временной задержкой в 2021 году. Масштаб ухудшения качества портфелей находится в области предположений и по-разному оценивается представителями большой рейтинговой тройки. Пока, однако, никто не ожидает роста NPL, сопоставимого с ситуацией после кризиса 2007- 2009 годов.

Фантомные NPL

В своем декабрьском обзоре казахстанского банковского сектора Fitch Ratings отмечает, что расходы на резервы по кредитам в секторе снизились до 1,5% (в годовом исчислении) от валовых кредитов в третьем квартале 2020 года с 3% во втором квартале и 2% в первом квартале. Средний по сектору показатель обесцененных кредитов был стабильным на конец сентября: на уровне 10% от валовых кредитов. По оценкам аналитиков агентства эти показатели пока не в полной мере отражают влияние на качество кредитов в секторе, обусловленное экономическом спадом, вызванным Covid-19. Это связано с потенциальной паузой в признании обесценений кредитов ввиду кредитных каникул, предоставленных в соответствии с решением властей для почти трети розничных заемщиков и заемщиков в сегменте малого и среднего бизнеса в 2020 году, а также регулятивными послаблениями по резервированию.

Старший аналитик рейтингового агентства Moody’s Семен Исаков, подробно комментировавший ситуацию с казахстанскими банками в конце ноября, оценивал рост расходов на резервирование как не слишком бурный. Тем не менее, по его оценкам, они могли составить 3,6% по итогам года против 1.6% в 2018 году и 2.1% в 2019.  Сценарий от   Moody’s при этом состоит в том, что расходы на резервирование будут несколько ниже на конец 2021 года - 2,8%. Рейтинговое агентство Standard&Poor’s, озвучившее свои оценки в октябре до публикации регуляторной статистики за третий квартал, оценивало уровень дополнительно создаваемых резервов в 3,2% от портфеля, а возможный масштаб дополнительных потерь в 2021 году в 4,5-5%. При этом даже при признании этих убытков банковский сектор в целом останется прибыльным и обладающим достаточным запасом ликвидности с момента кризиса 2007 и 2009 годов в результате перераспределения в пользу розницы и довольно высокого уровня кредитования МСБ.

Аналитик Fitch Дмитрий Васильев также ожидает более высокие расходы на резервы по кредитам в 2021 году, которые в то же время должны в достаточной степени покрываться прибылью до резервирования, что позволит большинству казахстанских банков оставаться прибыльными в течение экономического цикла.

Рентабельность банков остается на уровне прошлогодней

Standard&Poor’s в своих октябрьских оценках, настроенных на сценарий относительно жесткой коррекции, допускал снижение рентабельности сектора с 25 до 12%: примерно с 800 до 400 миллиардов операционной прибыли в 2021 году. По оценкам Fitch, давление на доходы казахстанских банков по настоящее время является ограниченным. Девятнадцать банков из 21 были прибыльными в третьем квартале 2020 года и промежуточная прибыль в банковском секторе Казахстана была на уровнях, в целом соответствующих уровням 2019 года (Согласно статистике Национального банка РК по данным на 1 ноября промежуточное превышение доходов над расходами банковского сектора составляет 669 млрд тенге. По итогам 2019 года такое превышение равнялось 746 млрд тенге). Тремя банками, показывающими убытки, являются: Нурбанк, показавший существенное сокращение размеров активов кредитного портфеля в мае этого года, вероятно, в результате списания плохих кредитов; AsiaCredit Bank и Сapital Bank, которые находятся в процессе принятия решений о слиянии.

В третьем квартале 2020 года запасы ликвидности и капитала находились на высоком уровне у большинства казахстанских банков, что также подкрепляло их устойчивость к стрессу. Ирина Велиева из S&P назвала «беспрецедентным» уровень вложений сектора в высоколиквидные активы, превышающий 40%. По оценкам аналитиков Halyk Finance, доля ликвидных активов по сектору за вычетом обязательств РЕПО в октябре составила 47,03% от активов, увеличившись на 1,28 процентных пункта за месяц (46,4% в декабре 2019 года, 41,8% в декабре 2018.). Уровень изымаемой регулятором избыточной тенговой ликвидности на конец октября составил 3,6 триллиона тенге, сократившись с начала года на 12,8%.

Рост кредитования только после консолидации и снижения инфляции?

Рейтинговые аналитики схожи в своих оценках относительно того, что ухудшение качества портфеля и обострение конкуренции за качественных заемщиков в следующем году могут стать дополнительными факторами в пользу консолидации сектора. Moody’s позитивно оценивает использование избыточного капитала Jysan Bank для дополнительной капитализации АТФ Банка, которая была оценена в ходе AQR регулятором, еще до влияния пандемии на качество активов сектора, в 10,1 млрд тенге. Fitch, в своем решении о сохранении стабильного прогноза по рейтингу АТФ Банка, обосновывало его, главным образом, видимой склонностью государства оказать в случае необходимости поддержку банку. Кроме того, у АТФ Банка есть существенный буфер субординированного долга (очевидно обязательства перед Нацбанком в рамках программы финансовой устойчивости), с помощью которого могут быть защищены интересы старших кредиторов. S&P видели в том, что четыре банка, у которых после AQR появились рекомендации относительно дополнительной капитализации, не спешат осуществлять ее, свидетельство структурных проблем в секторе, сдерживающих кредитную активность. Аналитики Moody’s видят среди главных проблем, влияющих на стоимость долгосрочного кредитования, и ограниченность спроса на кредиты.  Долларизация депозитов примерно в 40% оценивается не как экстремально высокая, поскольку в СНГ есть несколько   стран с существенно более высокой или примерно такой же долей валютизации, но как влияющая на длинное фондирование и уровень ставок по тенговым кредитам.

Самым большим вопросом остается, однако, состояние банковского сектора, который на сей раз был крайне сдержан в кредитовании и похоже обошелся без появления больших пузырей, и ситуация с   восстановлением экономики после ослабления ограничений. Казахстанские банки традиционно преимущественно кредитуют отрасли, ориентированные на внутренний рынок, а не экспортеров, и дальнейшее развитие событий для них в очень значительной степени будет зависеть от спроса в «домашней» экономике.     

Анализируя промежуточные результаты казахстанского банковского сектора, аналитики рейтинговых агентств отмечают отсутствие показываемого банками ухудшения качества кредитного портфеля и уверенность, что это будет происходить с определенной временной задержкой в 2021 году. Масштаб ухудшения качества портфелей находится в области предположений и по-разному оценивается представителями большой рейтинговой тройки. Пока, однако, никто не ожидает роста NPL, сопоставимого с ситуацией после кризиса 2007- 2009 годов.

Фантомные NPL

В своем декабрьском обзоре казахстанского банковского сектора Fitch Ratings отмечает, что расходы на резервы по кредитам в секторе снизились до 1,5% (в годовом исчислении) от валовых кредитов в третьем квартале 2020 года с 3% во втором квартале и 2% в первом квартале. Средний по сектору показатель обесцененных кредитов был стабильным на конец сентября: на уровне 10% от валовых кредитов. По оценкам аналитиков агентства эти показатели пока не в полной мере отражают влияние на качество кредитов в секторе, обусловленное экономическом спадом, вызванным Covid-19. Это связано с потенциальной паузой в признании обесценений кредитов ввиду кредитных каникул, предоставленных в соответствии с решением властей для почти трети розничных заемщиков и заемщиков в сегменте малого и среднего бизнеса в 2020 г., а также регулятивными послаблениями по резервированию.

Старший аналитик рейтингового агентства Moody’s Семен Исаков, подробно комментировавший ситуацию с казахстанскими банками в конце ноября, оценивал рост расходов на резервирование как не слишком бурный. Тем не менее, по его оценкам, они могли составить 3,6% по итогам года против 1.6%   в 2018 году и 2.1% в 2019.  Сценарий от Moody’s при этом состоит в том, что расходы на резервирование будут несколько ниже на конец 2021 года - 2,8%. Рейтинговое агентство Standard&Poor’s, озвучившее свои оценки в октябре до публикации регуляторной статистики за третий квартал, оценивало уровень дополнительно создаваемых резервов в 3,2% от портфеля, а возможный масштаб дополнительных потерь в 2021 году в 4,5-5%. При этом даже при признании этих убытков банковский сектор в целом останется прибыльным и обладающим достаточным запасом ликвидности с момента кризиса 2007 и 2009 годов в результате перераспределения в пользу розницы и довольно высокого уровня кредитования МСБ.

Аналитик Fitch Дмитрий Васильев также ожидает более высокие расходы на резервы по кредитам в 2021 году, которые в то же время должны в достаточной степени покрываться прибылью до резервирования, что позволит большинству казахстанских банков оставаться прибыльными в течение экономического цикла.

Рентабельность банков остается на уровне прошлогодней

Standard&Poor’s в своих октябрьских оценках, настроенных на сценарий относительно жесткой коррекции, допускал снижение рентабельности сектора с 25 до 12%: примерно с 800 до 400 миллиардов операционной прибыли в 2021 году. По оценкам Fitch, давление на доходы казахстанских банков по настоящее время является ограниченным. Девятнадцать банков из 21 были прибыльными в третьем квартале 2020 года и промежуточная прибыль в банковском секторе Казахстана была на уровнях, в целом соответствующих уровням 2019 года (Согласно статистике Национального банка РК по данным на 1 ноября промежуточное превышение доходов над расходами банковского сектора составляет 669 млрд тенге. По итогам 2019 года такое превышение равнялось 746 млрд тенге). Тремя банками, показывающими убытки, являются: Нурбанк, показавший существенное сокращение размеров активов кредитного портфеля в мае этого года, вероятно, в результате списания плохих кредитов; AsiaCredit Bank и Сapital Bank, которые находятся в процессе принятия решений о слиянии.

В третьем квартале 2020 года запасы ликвидности и капитала находились на высоком уровне у большинства казахстанских банков, что также подкрепляло их устойчивость к стрессу. Ирина Велиева из S&P назвала «беспрецедентным» уровень вложений сектора в высоколиквидные активы, превышающий 40%. По оценкам аналитиков Halyk Finance, доля ликвидных активов по сектору за вычетом обязательств РЕПО в октябре составила 47,03% от активов, увеличившись на 1,28 процентных пункта за месяц (46,4% в декабре 2019 года, 41,8% в декабре 2018.). Уровень изымаемой регулятором избыточной тенговой ликвидности на конец октября составил 3,6 трлн тенге, сократившись с начала года на 12,8%.

Рост кредитования только после консолидации и снижения инфляции?

Рейтинговые аналитики схожи в своих оценках относительно того, что ухудшение качества портфеля и обострение конкуренции за качественных заемщиков в следующем году могут стать дополнительными факторами в пользу консолидации сектора. Moody’s позитивно оценивает использование избыточного капитала Jysan Bank для дополнительной капитализации АТФ Банка, которая была оценена в ходе AQR регулятором, еще до влияния пандемии на качество активов сектора, в 10,1 млрд тенге. Fitch, в своем решении о сохранении стабильного прогноза по рейтингу АТФ Банка, обосновывало его, главным образом, видимой склонностью государства оказать в случае необходимости поддержку банку. Кроме того, у АТФ Банка есть существенный буфер субординированного долга (очевидно обязательства перед Нацбанком в рамках программы финансовой устойчивости), с помощью которого могут быть защищены интересы старших кредиторов. S&P видели в том, что четыре банка, у которых после AQR появились рекомендации относительно дополнительной капитализации, не спешат осуществлять ее, свидетельство структурных проблем в секторе, сдерживающих кредитную активность. Аналитики Moody’s видят среди главных проблем, влияющих на стоимость долгосрочного кредитования, и ограниченность спроса на кредиты. Долларизация депозитов примерно в 40% оценивается не как экстремально высокая, поскольку в СНГ есть несколько стран с существенно более высокой или примерно такой же долей валютизации, но как влияющая на длинное фондирование и уровень ставок по тенговым кредитам.

Самым большим вопросом остается, однако, состояние банковского сектора, который на сей раз был крайне сдержан в кредитовании и похоже обошелся без появления больших пузырей, и ситуация с   восстановлением экономики после ослабления ограничений. Казахстанские банки традиционно преимущественно кредитуют отрасли, ориентированные на внутренний рынок, а не экспортеров, и дальнейшее развитие событий для них в очень значительной степени будет зависеть от спроса в «домашней» экономике.     

Автор статьи: Николай Дрозд
Подписаться:

Самое популярное

Мнение

Ашаршылык: геноцид и миссия казахов

Борьба за правовое формулирование геноцида продолжается
Подробнее

26.02.2021 г.

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Спрос на пенсионные деньги предъявляет в основном государство

Конкуренция банков и нацкомпаний за длинную тенговую ликвидность осталась в прошлом
Подробнее

15.01.2021 г.

ЕЩЕ