The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Экономика

08.04.2021 г.

Экономика
08.04.2021 г.
grafic 2420

«У нас есть возможность объяснять проблемы тем людям, которые принимают решения»

О проблемах МСБ после локдауна и о том, как планируют изменить ситуацию власти и нацпалата предпринимателей, рассказал председатель комитета развития малого и среднего бизнеса РПП «Атамекен», основной владелец Raimbek Group, Раимбек Баталов
Подкаст:

— Вы являетесь председателем комитета развития малого и среднего бизнеса президиума РПП «Атамекен». Каковы потери в этом направлении? Какой процент закрылся и потерял бизнес? Насколько в Алматы упала торговля?

— Понятно, что 2020 год был очень тяжелым, особенно — середина года. Очевидно, что в первую очередь сильно пострадал МСБ: торговля, услуги, да практически все производство, потому что нельзя разделять, это все взаимосвязано. Есть отрасли которые просели очень сильно, например, транспортная, такие перспективные отрасли, как внутренний и внешний туризм, практически совсем закрылись, HoReCa, соответственно, пострадала очень сильно. И если в конце прошлого года дела тут более-менее пошли, то сейчас, как мы видим, точно такая же ситуация, что и год назад.

Конечно, тому бизнесу, который сидит в аренде, неважно, торговля это или производство, будет особенно тяжело. А большинство представителей малого и среднего бизнеса как раз не владельцы большой недвижимости и здесь происходят определенные сложности. Арендатор платить не может, а арендодателю какие-то доходы нужны. Полегче тем, кто имеет собственные помещения, но и тут не все просто, они же не могут, условно говоря, закрыть помещение, распустить людей и ждать лучших времен. Распустить всех в большинстве случаев — невозможно.

Взять любое кафе, к примеру, можно попросить официантов: «Ребята, сейчас работы нет, поймите». Многие, кстати, пошли в доставщики, на какую-то другую работу. А есть, к примеру, шеф-повар, бухгалтер, то есть кадры, с которыми практически трудно расставаться.

Ситуация очень непростая и когда так лихорадит, когда выручка в первую очередь сильно страдает, это все пагубно влияет на бизнес.   

Есть разная статистика. Например, официальная торговля сократилась на 11%, транспорт сократился на 20%, но мы понимаем, что цифры гораздо больше. К сожалению, мы официальной статистике не совсем доверяем, то есть реальной и актуализированной картины нет. И это — важный момент, над которым мы, палата (НПП «Атамекен» — прим. ред.) и форум предпринимателей, работаем. Важно, чтобы у государства и бизнеса была реальная картина для того, чтоб понимать, какая сейчас ситуация, меры, которые вырабатываются, как они влияют: положительно, отрицательно или никак не влияют.

— Насколько я знаю, вы хотите создать карту на платформе ГИС (географическая информационная система), наложить на него ОКЭД-ы и еще какие-то данные, возможно, из налоговой…

— Вы знаете, это — одно из наших комплексных предложений. В принципе, мы сейчас его отрабатываем с правительством и деловым советом Алматы, со всеми министерствами, площадка у нас — министерство экономики. Мы с министром экономики (Асет Иргалиев — прим. ред.) проводим еженедельно Zoom-конференции. Мы рассматриваем два типа вопросов: это — «пожарные», которые необходимо быстро решать, реагировать, обсуждать и дальше выносить на уровень премьер-министра или на законодательном уровне; системные — это подготовка национального проекта под предпринимательство и дальнейший комплекс мер.

Мы предлагаем поменять подходы в развитии малого предпринимательства, особенно в регионах, говорим, что нужно пересматривать программы. К примеру, в каждом акимате должны быть приоритетные виды деятельности как драйвер экономики. К примеру: растениеводство, молочно-товарные фермы, торговля или IT. У каждого при этом должна быть четкая программа на 2021 год, 2022 год, 2023 год; какие ключевые показатели, инструменты поддержки, ресурсы и процессы нужно поменять для достижения определенных целей. И тут опять первый блок вопросов — методологический, процессный; как менять подходы со стороны местных исполнительных органов, чтобы бизнес четко понимал приоритеты и какие условия по ним создаются. Второй блок — цифровая карта — это когда каждый район знает и четко понимает, что они могут сделать и где. Плюс к этому нужно обучить новым подходам непосредственно линейный менеджмент, в первую очередь госорганы — тех, кто в акимате работает.

Крайне важно умение работать с новыми инструментами, помогать малому бизнесу переходить на цифру — эту необходимость и показала пандемия, нужно учить продавать онлайн, развивать маркетплейсы. Как можно делать такой бизнес, если ты ведешь всё на тетрадке? Это же самая большая проблема! Я считаю, что определенные ресурсы государства нужно таргетированно бросить на то, чтобы научить бизнес работать с цифрами, учетными системами, онлайн торговлей, CRM-системой, программой лояльности и т.д.

По сути, мы решаем сейчас четыре ключевых момента: устойчивость бизнеса, стимулирование легализации оборота, легализация наемных сотрудников и улучшение качества услуг. В комплексных мерах присутствуют вещи с платежными делами по всей вертикали власти — это чтобы упрощенно, максимально быстро все внедрялось. Начиная с Елбасы и заканчивая рядовым акимом, все говорят о необходимости развивать МСБ. Но по сути, кто в правительстве занимается этим? Это — министерство экономики и у него есть департамент из 15 человек.

Что такое «коробочные решения»

— Вы говорите, что у нас должна быть региональная деловая концентрация, региональные приоритеты. А если человек, сидя в ауле, не сможет получить поддержку, к примеру, на IT-стартап, потому что его регион специализируется на молочных фермах? Как вы считаете, ему нужно ехать в Алматы или Нур-Султан?

— Надо смотреть на чашу весов, какого результата хотим добиться. Я говорю как предприниматель и бизнесмен, который не собирается тратить время на имитацию бурной деятельности, а хочет получать результат. К примеру, в Саркандском районе Алматинской области, условно говоря, приоритетом определены небольшие молочные фермы по нескольким причинам: есть определенная история, есть навык у людей, есть земля, какое- то количество дойных коров и 10 человек хотят этим заниматься. Но среди них есть одиннадцатый, который хочет развить IT-стартап. Ключевой вопрос — к этим десятерым, у них действительно может получиться и вот им мы должны предложить «коробочные решения», что очень важно. «Коробочные решения» — это финансирование (где можно и как), обучение предпринимателя, предоставление типового бизнес-плана, где можно поставить ферму, чтобы была гарантия сбыта. Ничего плохого от такого приоритета нет. Возьмем Енбекшиказахский район Алматинской области, мы знаем, что в селе Чилик народ занимается плодово-овощной тематикой. Можно задаться вопросом, чего им не хватает?

К примеру, есть программа «Фермеры Чилика», ее инициатором была компания «Филип Моррис», мы (Raimbek Group) им помогали и сейчас там крестьяне успешно работают. Им нужны были саженцы, обучение, поливные системы и теплицы. Вот это я называю приоритетом, новым подходом и коробочными инструментами поддержки.

А если хочешь быть стартапером, приезжай в Алматы, тут все условия для этого созданы.

— Как найти баланс между социальным и экономическим вопросом в текущей ситуации. Что у нас в приоритете? Множество бизнесменов сейчас говорят, что нужно что-то делать на уровне государства, «сколько можно, у нас нет кэша, мы не можем держать людей, если вы сейчас нам не поможете, то мы просто разоримся».

— Очень важно, мы должны двигаться, паралельными курсами. Первое — продолжать вырабатывать «пожарные» и системные меры. К сожалению, локдауны и пандемия быстро не закончатся, поэтому мы должны уметь жить в таких условиях.  Второе, не менее важное, — это понимание того, что пока не менее 60–70% либо не переболеют, либо не вакцинируются, ситуация прошлого года будет продолжаться. Это уже всем понятно, лежит на поверхности и очевидно. Уже существует тот же пример Израиля — нужно вакцинироваться. Конечно, это непростой процесс с точки зрения организации и самой работы. Роль бизнеса очень важна.

В нашей компании мы готовимся к вакцинации, я считаю это социальной ответственностью — убедить своих коллег в этой необходимости. Тем более у нас работает линейный менеджмент,  они в группе риска, потому что в день объезжают 30–60 магазинов и могут быть переносчиками. Это — такой больше социальный аспект.

Все же, я считаю, к сожалению, не хватает качественной информации, разьяснения, что тот же самый «Спутник V» — это аналог прививки от гриппа. В общем, такая отдельная тема заслуживает особого внимания. 

— Как чувствует себя ваш бизнес? Как он проявил себя в прошлом году? Какие результаты?

— Мы не исключение и тоже пострадали, хотя и пищевое направление, то есть независимо от локдауна люди не перестают есть и пить. Провалились определенные каналы, та же HoReCa. Естественно, в этой части мы сократились. В гипермаркетах всё было стабильно, в магазинах у дома было определенное сокращение, но — волнообразно.  Помимо продаж были проблемы с транспортировкой и логистикой. Некоторые производители закрывали свои предприятия и это нам немного помешало. В комплексе, мы, как малый и средний бизнес, ощутили в середине года совсем тяжелую ситуацию, а в последний квартал хорошо выстрелили. Однако, январь этого года опять провалился из-за СНТ (сопроводительные накладные на товарыприм. ред.) и продажи сократились в определенных каналах до 50%. Мы даже в локдаун так плохо не продавали. Но многолетний опыт помог побороть непростые времена.

Помощь и налоги

— Какие еще меры поддержки бизнеса вы разрабатываете?

— У нас целый комплекс. Опять же «пожарные» вещи — заморозить налоги, в первую очередь, по ФОТ, по оплате КПН: какие-то до конца года, какие-то на время локдауна. Мы четко предлагаем продлить вопрос по аренде, государство уже пошло навстречу касательно своего коммунального имущества.

Мы предлагаем меры, которые будут мотивировать выводить бизнес из тени,  «не кнутом, а пряником». «Кнут» тоже нужен, но после «пряника». Государство должно иметь инструменты мотивации и мы над этим очень серьезно работаем. У нашего комитета малого-среднего бизнеса при НПП на рассмотрении практически все вопросы: торговли, услуг и производства. К сожалению, всегда присутствует конфликт интересов, когда крупный и средний бизнес говорит как им удобнее, но это ущемляет права малого и микробизнеса. И вот здесь наша роль комитета очень важна для соблюдения баланса.

И этот комплекс мер, подчеркиваю, еженедельно в Zoom очень открыто и прямо обсуждается с министром экономики и рабочей группой. Есть меры, которые касаются местного исполнительного органа — здесь Алматы является лидером. С акимом Алматы Бахытжаном Сагинтаевым также на еженедельной основе идут обсуждения и уже вырабатываются определенные меры, которые должны быть решены непосредственно акиматом. Это — вопросы, связанные с комунальными платежами, определенными арендными отношениями, налогами, которые касаются местного бюджета.

— Налоговая ставка у нас относительно маленькая по сравнению с Европой. Упрощенно — у нас хорошие условия. Тем не менее, почему бизнес не выходит из тени? Как устранить фундаментальное недоверие?

— В первую очередь, бизнес работает в тени по тетрадке. Тут нет одной причины, есть фундаментальные кирпичики, где одно без другого не обойдется. Один из важных приоритетов — умение работать в цифре. Как только ты переходишь с тетрадки на цифру — у тебя меньше воруют, эффективно распределяются ресурсы и продажи становятся больше. Конечно, несколько месяцев придется находиться вне зоны комфорта. Вторая фундаментальная проблема — наличие большой доли «серого» рынка, на который государство закрывает глаза. Это — вопросы, связанные с темами Хоргоса, Киргизии и таможенным оформлением нелегальных грузов, когда кофточки получил как тапочки, к примеру. То есть существуют разные схемы. К сожалению, есть тема алкоголя, где тоже большая доля серого рынка. Мы боремся, но все это еще живет своей жизнью.

— Как нам выбираться из этого кризиса в этом и следущем году? Какие есть ожидания на счет двадцать первого года?

— Мы будем работать, в любом случае бороться и заниматься своим делом. Понимаем, что будет тяжело. Пока уровень вакцинации очень низкий, но много народу уже переболело. Мы постепенно вырабатываем коллективный иммунитет. Но понимаем, что и в этом году нас будет лихорадить, настраиваемся на продолжение, поэтому оптимизируем бизнес-процессы и расходы, меняем определенные линейки, консервируем определенные программы развития и не стоим на одном месте. Наша компания адаптирована к этому вопросу, имеются направления, которые будут успешны и растут. Локдаун не локдаун, но определенные треды будут расти, поэтому мы чувствуем себя уверенно.

— Говоря о малом и среднем бизнесе, каковы ваши ожидания?

— Ожидания — тревожные. Я — не пессимист, но прекрасно понимаю, когда нет выручки и нужно платить по обязательствам, налогам, социальным платежам, по заработным платам — это очень и очень тяжело. МСБ — важный блок экономики, который создает рабочие места.

Но у нас есть связь и взаимопонимание с правительством. Мы знаем, что бюджет не резиновый, но оставить все так как есть — нельзя. Я лично трачу свое время, чтоб помогать правительству и МСБ в первую очередь вырабатывать эти эффективные меры. Какие-то вещи из-за бюджета не принимаются, но, как говорится, вода камень точит. И нам тоже нужно профессионально готовить аргументы и расчеты со своей стороны.

Самое главное — у нас есть возможность общаться и объяснять проблемы тем людям, которые принимают решения. Может это не сразу получается, но диалог есть и государство нас слышит. Однажды все закончится и будет время для роста, понятно, есть неприятные моменты, когда часть народа разорится. Но «свято место пусто не бывает». Очень важно, чтоб мы не на словах, а на деле имели инструмент поддержки МСБ именно на местах, в конкретных районах.

— Вы являетесь председателем комитета развития малого и среднего бизнеса президиума РПП «Атамекен». Каковы потери в этом направлении? Какой процент закрылся и потерял бизнес? Насколько в Алматы упала торговля?

— Понятно, что 2020 год был очень тяжелым, особенно — середина года. Очевидно, что в первую очередь сильно пострадал МСБ: торговля, услуги, да практически все производство, потому что нельзя разделять, это все взаимосвязано. Есть отрасли которые просели очень сильно, например, транспортная, такие перспективные отрасли, как внутренний и внешний туризм, практически совсем закрылись, HoReCa, соответственно, пострадала очень сильно. И если в конце прошлого года дела тут более-менее пошли, то сейчас, как мы видим, точно такая же ситуация, что и год назад.

Конечно, тому бизнесу, который сидит в аренде, неважно, торговля это или производство, будет особенно тяжело. А большинство представителей малого и среднего бизнеса как раз не владельцы большой недвижимости и здесь происходят определенные сложности. Арендатор платить не может, а арендодателю какие-то доходы нужны. Полегче тем, кто имеет собственные помещения, но и тут не все просто, они же не могут, условно говоря, закрыть помещение, распустить людей и ждать лучших времен. Распустить всех в большинстве случаев — невозможно.

Взять любое кафе, к примеру, можно попросить официантов: «Ребята, сейчас работы нет, поймите». Многие, кстати, пошли в доставщики, на какую-то другую работу. А есть, к примеру, шеф-повар, бухгалтер, то есть кадры, с которыми практически трудно расставаться.

Ситуация очень непростая и когда так лихорадит, когда выручка в первую очередь сильно страдает, это все пагубно влияет на бизнес.   

Есть разная статистика. Например, официальная торговля сократилась на 11%, транспорт сократился на 20%, но мы понимаем, что цифры гораздо больше. К сожалению, мы официальной статистике не совсем доверяем, то есть реальной и актуализированной картины нет. И это — важный момент, над которым мы, палата (НПП «Атамекен» — прим. ред.) и форум предпринимателей, работаем. Важно, чтобы у государства и бизнеса была реальная картина для того, чтоб понимать, какая сейчас ситуация, меры, которые вырабатываются, как они влияют: положительно, отрицательно или никак не влияют.

— Насколько я знаю, вы хотите создать карту на платформе ГИС (географическая информационная система), наложить на него ОКЭД-ы и еще какие-то данные, возможно, из налоговой…

— Вы знаете, это — одно из наших комплексных предложений. В принципе, мы сейчас его отрабатываем с правительством и деловым советом Алматы, со всеми министерствами, площадка у нас — министерство экономики. Мы с министром экономики (Асет Иргалиев — прим. ред.) проводим еженедельно Zoom-конференции. Мы рассматриваем два типа вопросов: это — «пожарные», которые необходимо быстро решать, реагировать, обсуждать и дальше выносить на уровень премьер-министра или на законодательном уровне; системные — это подготовка национального проекта под предпринимательство и дальнейший комплекс мер.

Мы предлагаем поменять подходы в развитии малого предпринимательства, особенно в регионах, говорим, что нужно пересматривать программы. К примеру, в каждом акимате должны быть приоритетные виды деятельности как драйвер экономики. К примеру: растениеводство, молочно-товарные фермы, торговля или IT. У каждого при этом должна быть четкая программа на 2021 год, 2022 год, 2023 год; какие ключевые показатели, инструменты поддержки, ресурсы и процессы нужно поменять для достижения определенных целей. И тут опять первый блок вопросов — методологический, процессный; как менять подходы со стороны местных исполнительных органов, чтобы бизнес четко понимал приоритеты и какие условия по ним создаются. Второй блок — цифровая карта — это когда каждый район знает и четко понимает, что они могут сделать и где. Плюс к этому нужно обучить новым подходам непосредственно линейный менеджмент, в первую очередь госорганы — тех, кто в акимате работает.

Крайне важно умение работать с новыми инструментами, помогать малому бизнесу переходить на цифру — эту необходимость и показала пандемия, нужно учить продавать онлайн, развивать маркетплейсы. Как можно делать такой бизнес, если ты ведешь всё на тетрадке? Это же самая большая проблема! Я считаю, что определенные ресурсы государства нужно таргетированно бросить на то, чтобы научить бизнес работать с цифрами, учетными системами, онлайн торговлей, CRM-системой, программой лояльности и т.д.

По сути, мы решаем сейчас четыре ключевых момента: устойчивость бизнеса, стимулирование легализации оборота, легализация наемных сотрудников и улучшение качества услуг. В комплексных мерах присутствуют вещи с платежными делами по всей вертикали власти — это чтобы упрощенно, максимально быстро все внедрялось. Начиная с Елбасы и заканчивая рядовым акимом, все говорят о необходимости развивать МСБ. Но по сути, кто в правительстве занимается этим? Это — министерство экономики и у него есть департамент из 15 человек.

Что такое «коробочные решения»

— Вы говорите, что у нас должна быть региональная деловая концентрация, региональные приоритеты. А если человек, сидя в ауле, не сможет получить поддержку, к примеру, на IT-стартап, потому что его регион специализируется на молочных фермах? Как вы считаете, ему нужно ехать в Алматы или Нур-Султан?

— Надо смотреть на чашу весов, какого результата хотим добиться. Я говорю как предприниматель и бизнесмен, который не собирается тратить время на имитацию бурной деятельности, а хочет получать результат. К примеру, в Саркандском районе Алматинской области, условно говоря, приоритетом определены небольшие молочные фермы по нескольким причинам: есть определенная история, есть навык у людей, есть земля, какое- то количество дойных коров и 10 человек хотят этим заниматься. Но среди них есть одиннадцатый, который хочет развить IT-стартап. Ключевой вопрос — к этим десятерым, у них действительно может получиться и вот им мы должны предложить «коробочные решения», что очень важно. «Коробочные решения» — это финансирование (где можно и как), обучение предпринимателя, предоставление типового бизнес-плана, где можно поставить ферму, чтобы была гарантия сбыта. Ничего плохого от такого приоритета нет. Возьмем Енбекшиказахский район Алматинской области, мы знаем, что в селе Чилик народ занимается плодово-овощной тематикой. Можно задаться вопросом, чего им не хватает?

К примеру, есть программа «Фермеры Чилика», ее инициатором была компания «Филип Моррис», мы (Raimbek Group) им помогали и сейчас там крестьяне успешно работают. Им нужны были саженцы, обучение, поливные системы и теплицы. Вот это я называю приоритетом, новым подходом и коробочными инструментами поддержки.

А если хочешь быть стартапером, приезжай в Алматы, тут все условия для этого созданы.

— Как найти баланс между социальным и экономическим вопросом в текущей ситуации. Что у нас в приоритете? Множество бизнесменов сейчас говорят, что нужно что-то делать на уровне государства, «сколько можно, у нас нет кэша, мы не можем держать людей, если вы сейчас нам не поможете, то мы просто разоримся».

— Очень важно, мы должны двигаться, паралельными курсами. Первое — продолжать вырабатывать «пожарные» и системные меры. К сожалению, локдауны и пандемия быстро не закончатся, поэтому мы должны уметь жить в таких условиях.  Второе, не менее важное, — это понимание того, что пока не менее 60–70% либо не переболеют, либо не вакцинируются, ситуация прошлого года будет продолжаться. Это уже всем понятно, лежит на поверхности и очевидно. Уже существует тот же пример Израиля — нужно вакцинироваться. Конечно, это непростой процесс с точки зрения организации и самой работы. Роль бизнеса очень важна.

В нашей компании мы готовимся к вакцинации, я считаю это социальной ответственностью — убедить своих коллег в этой необходимости. Тем более у нас работает линейный менеджмент,  они в группе риска, потому что в день объезжают 30–60 магазинов и могут быть переносчиками. Это — такой больше социальный аспект.

Все же, я считаю, к сожалению, не хватает качественной информации, разьяснения, что тот же самый «Спутник V» — это аналог прививки от гриппа. В общем, такая отдельная тема заслуживает особого внимания. 

— Как чувствует себя ваш бизнес? Как он проявил себя в прошлом году? Какие результаты?

— Мы не исключение и тоже пострадали, хотя и пищевое направление, то есть независимо от локдауна люди не перестают есть и пить. Провалились определенные каналы, та же HoReCa. Естественно, в этой части мы сократились. В гипермаркетах всё было стабильно, в магазинах у дома было определенное сокращение, но — волнообразно.  Помимо продаж были проблемы с транспортировкой и логистикой. Некоторые производители закрывали свои предприятия и это нам немного помешало. В комплексе, мы, как малый и средний бизнес, ощутили в середине года совсем тяжелую ситуацию, а в последний квартал хорошо выстрелили. Однако, январь этого года опять провалился из-за СНТ (сопроводительные накладные на товарыприм. ред.) и продажи сократились в определенных каналах до 50%. Мы даже в локдаун так плохо не продавали. Но многолетний опыт помог побороть непростые времена.

Помощь и налоги

— Какие еще меры поддержки бизнеса вы разрабатываете?

— У нас целый комплекс. Опять же «пожарные» вещи — заморозить налоги, в первую очередь, по ФОТ, по оплате КПН: какие-то до конца года, какие-то на время локдауна. Мы четко предлагаем продлить вопрос по аренде, государство уже пошло навстречу касательно своего коммунального имущества.

Мы предлагаем меры, которые будут мотивировать выводить бизнес из тени,  «не кнутом, а пряником». «Кнут» тоже нужен, но после «пряника». Государство должно иметь инструменты мотивации и мы над этим очень серьезно работаем. У нашего комитета малого-среднего бизнеса при НПП на рассмотрении практически все вопросы: торговли, услуг и производства. К сожалению, всегда присутствует конфликт интересов, когда крупный и средний бизнес говорит как им удобнее, но это ущемляет права малого и микробизнеса. И вот здесь наша роль комитета очень важна для соблюдения баланса.

И этот комплекс мер, подчеркиваю, еженедельно в Zoom очень открыто и прямо обсуждается с министром экономики и рабочей группой. Есть меры, которые касаются местного исполнительного органа — здесь Алматы является лидером. С акимом Алматы Бахытжаном Сагинтаевым также на еженедельной основе идут обсуждения и уже вырабатываются определенные меры, которые должны быть решены непосредственно акиматом. Это — вопросы, связанные с комунальными платежами, определенными арендными отношениями, налогами, которые касаются местного бюджета.

— Налоговая ставка у нас относительно маленькая по сравнению с Европой. Упрощенно — у нас хорошие условия. Тем не менее, почему бизнес не выходит из тени? Как устранить фундаментальное недоверие?

— В первую очередь, бизнес работает в тени по тетрадке. Тут нет одной причины, есть фундаментальные кирпичики, где одно без другого не обойдется. Один из важных приоритетов — умение работать в цифре. Как только ты переходишь с тетрадки на цифру — у тебя меньше воруют, эффективно распределяются ресурсы и продажи становятся больше. Конечно, несколько месяцев придется находиться вне зоны комфорта. Вторая фундаментальная проблема — наличие большой доли «серого» рынка, на который государство закрывает глаза. Это — вопросы, связанные с темами Хоргоса, Киргизии и таможенным оформлением нелегальных грузов, когда кофточки получил как тапочки, к примеру. То есть существуют разные схемы. К сожалению, есть тема алкоголя, где тоже большая доля серого рынка. Мы боремся, но все это еще живет своей жизнью.

— Как нам выбираться из этого кризиса в этом и следущем году? Какие есть ожидания на счет двадцать первого года?

— Мы будем работать, в любом случае бороться и заниматься своим делом. Понимаем, что будет тяжело. Пока уровень вакцинации очень низкий, но много народу уже переболело. Мы постепенно вырабатываем коллективный иммунитет. Но понимаем, что и в этом году нас будет лихорадить, настраиваемся на продолжение, поэтому оптимизируем бизнес-процессы и расходы, меняем определенные линейки, консервируем определенные программы развития и не стоим на одном месте. Наша компания адаптирована к этому вопросу, имеются направления, которые будут успешны и растут. Локдаун не локдаун, но определенные треды будут расти, поэтому мы чувствуем себя уверенно.

— Говоря о малом и среднем бизнесе, каковы ваши ожидания?

— Ожидания — тревожные. Я — не пессимист, но прекрасно понимаю, когда нет выручки и нужно платить по обязательствам, налогам, социальным платежам, по заработным платам — это очень и очень тяжело. МСБ — важный блок экономики, который создает рабочие места.

Но у нас есть связь и взаимопонимание с правительством. Мы знаем, что бюджет не резиновый, но оставить все так как есть — нельзя. Я лично трачу свое время, чтоб помогать правительству и МСБ в первую очередь вырабатывать эти эффективные меры. Какие-то вещи из-за бюджета не принимаются, но, как говорится, вода камень точит. И нам тоже нужно профессионально готовить аргументы и расчеты со своей стороны.

Самое главное — у нас есть возможность общаться и объяснять проблемы тем людям, которые принимают решения. Может это не сразу получается, но диалог есть и государство нас слышит. Однажды все закончится и будет время для роста, понятно, есть неприятные моменты, когда часть народа разорится. Но «свято место пусто не бывает». Очень важно, чтоб мы не на словах, а на деле имели инструмент поддержки МСБ именно на местах, в конкретных районах.

Автор статьи: Данияр Куаншалиев
Подписаться:

Самое популярное

Мнение

Ашаршылык: геноцид и миссия казахов

Борьба за правовое формулирование геноцида продолжается
Подробнее

26.02.2021 г.

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Спрос на пенсионные деньги предъявляет в основном государство

Конкуренция банков и нацкомпаний за длинную тенговую ликвидность осталась в прошлом
Подробнее

15.01.2021 г.


ЕЩЕ