The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Экономика

31.03.2021 г.

Экономика
31.03.2021 г.
grafic 2867

Удешевление доллара не означает, что он будет падать и по отношению к тенге

Что ожидает американскую валюту и как это отразится на курсе тенге, в интервью thepulse.kz рассказал финансовый аналитик Арман Бейсембаев.

В начале года американский экономист, бывший глава Morgan Stanley Asia Стивен Роуч заявил, что курс доллара значительно снизится к концу 2021 года. По его словам, из-за резкого увеличения дефицита текущих операций в платежном балансе США, укрепления евро и нежелания Федеральной резервной системы реагировать на любое ослабление доллара, американская валюта может подешеветь на 35%.

— Насколько этот прогноз оправдан и как это отразится на Казахстане?

— В данном случае следует понимать различие международного и казахстанского рынка. Доллар в Казахстане несколько другой, чем на внешней арене. Он не всегда зависит от динамики американской валюты на международном рынке. Удешевление доллара на внешней арене совсем не означает, что он будет падать и по отношению к тенге. Несомненно, это окажет определенное влияние на курс доллара к мировым валютам. Но стоит понимать, что у нас — контролируемый рынок и есть свои соображения по отношению курса доллара к тенге. Казахстан — экспортная страна. Мы продаем нефть и зарабатываем валютную выручку, которая потом конвертируется в тенге и поступает в бюджет. Поэтому, слишком крепкий тенге в такой системе не нужен. Даже если доллар будет дешеветь по отношению к другим мировым валютам — евро, британскому фунту и другим, составляющим корзину валют, это абсолютно не значит, что он в такой же мере упадет относительно тенге.

— И все же, как насчет прогноза?

— По поводу общих прогнозов. На самом деле, есть технические основания для того, чтобы доллар дешевел на международном рынке. Это видно по графикам и динамике валют. Евро, британский фунт, швейцарский франк подорожали с прошлого года по отношению к доллару. Индекс доллара падает. Сейчас идет техническая коррекция. Я думаю, что после этого наступит очередная фаза удешевления доллара, которая и продлится примерно до конца года.

Печатный станок дядюшки Сэма

— Сыграло ли в этом роль, что во время пандемии бывший президент США Трамп и нынешний — Байден проводили и проводят кампании по поддержке экономики? По большому счету, ФРС просто запустила в очередной раз печатный станок?

— Однозначно. ФРС к тому же опустила до нуля процентную ставку, которую в ближайшие три года поднимать не будет. В самый пик пандемии доллары печатались со скоростью один триллион в месяц. Это — колоссальное предложение американской валюты для рынка. А поскольку предложение сильно превышает спрос, то идет удешевление, которое будет продолжаться, потому что, судя по всему, монетарные власти, а именно ФРС, на этом останавливаться не собираются. Они продолжат вести свою политику. Иного выхода для них нет. Вся система США без этого не выживет. В противном случае она начинает трещать по швам. Это было особенно видно в 2019 году, когда сильно штормило рынки из-за того, что ФРС повысила базовую ставку до 2,5%. Федеральная резервная система стала сокращать свой баланс, то есть начала изымать доллары из системы. При этом печатный станок был остановлен еще в 2016 году. Были прогнозы, что ставка два-три раза повысится в 2020 году. Но в 2019 уже наблюдались проблемы с ликвидностью в банковской системе. Потому что вся система жила на напечатанных долларах и нулевой или близких к ней базовых ставках. То есть на практически бесплатных деньгах. А когда они подорожали и довольно сильно начались скачки на краткосрочных рынках, ФРС приняла решение о снижении базовой ставки. К тому же до конца 2019 года Федеральная резервная система проводила денежные инъекции на рынок, потому что там мог случиться коллапс. Когда разразилась пандемия, ФРС резко опустила ставку до нуля и резко запустила печатный станок. Без этого вся система пошла бы вразнос.

— По сути, поддерживая свою экономику за счет напечатанных и ничем необеспеченных денег, США экспортируют свою инфляцию?      

— Инфляция выражается по-разному. Большая часть денег попадает не в реальную экономику, а в виртуальную. То есть плавно перетекает на фондовый рынок. А вот там начинают вздуваться цены. Из-за бешеного роста американских акций, а, следовательно, и всех основных биржевых индексов, возникает инфляция активов. Что сейчас и происходит на фоне работающего печатного станка. Поэтому инфляция в нашем обычном понимании в США довольно низкая. И, конечно же, вы правы, инфляция экспортируется. Деньги попадают на мировой рынок и расплываются по другим странам. Инфляция проявляется где-то там, за пределами США. Обратно эти доллары в Штаты уже не заходят. А если и попадают, то подвергаются стерилизации — изымаются из оборота и уничтожаются.

Рынки сильно перегреты

— На прошлой неделе фондовые рынки были в красной зоне. Вроде бы принято решение о вливании в экономику 1,9 трлн долларов, но индексы пошли вниз…

— В общем темпы предоставления ликвидности со стороны ФРС замедлились, а объемы упали. Это — во-первых. А во-вторых, Covid никуда не ушел. Идет очередная волна заболеваний. Коронавирус вернулся на повестку дня. Опять ограничения в Европе, остановка вакцинации, на которую было много надежд. От вакцины AstraZeneca начали отказываться, с Pfizer много вопросов — недопоставки, сроки. Тем более всем этой вакцины не хватит. Пока США не вакцинируют свое население, остальные будут стоять в очереди. Конечно, альтернативой могла бы стать российская вакцина Sputnik V, но политическая конъюнктура не позволяет Западу попросить помощи у России. Все это вносит нервозность на фондовые рынки. Стало очевидным, что пандемия в этом году не закончится. Но есть и технические моменты — рынки сильно перегреты. Даже по нефти посмотрите. Если в прошлом году Brent падала до 15 долларов за баррель, а в моменте уходила даже в минус, то в марте доходила почти до 70 долларов. Идет техническая коррекция, которая должна снять это напряжение. Рынок никогда не развивается по прямой. Сейчас закончилась волна роста и ближайшие два–три месяца Brent может припасть до 55, а то и до 50 долларов за баррель.

— Как может отреагировать тенге?

—Курс тенге немного упадет — до 427–430 за доллар. На росте же нефти у тенге есть шансы укрепиться в район 410–420. Если в обозримом будущем нефть вырастет до 80–90 долларов за баррель, то у нацвалюты появится возможность укрепиться до 400 тенге за доллар. А вот в этом опосредованно нам поможет подешевевший доллар. Совокупный фактор слабеющего доллара и дорожающей нефти будет помогать укрепляться тенге. Но не думаю, что очень сильно. Сильно крепкий тенге Казахстану не нужен. Я пока не вижу тенге крепче, чем 400 за доллар. Это та отметка, за которую в этом году мы не перейдем. Но шанс укрепиться на ней у нас есть.

— Вы оценивали, в каком диапазоне цен в этом году будет находиться нефть марки Brent?

— Я опираюсь на разные оценки. Учитывая, что пик мы видели в районе 70 долларов за баррель, упасть Brent может до 50–55. Опять-таки, большую роль для цены играют факторы пандемии, ограничительных мер, скорости восстановления мировой экономики. Не думаю, что в этом году нефть сильно вырастет. Средний коридор — 55–60 долларов за баррель.

Эффект хлыста

— Насколько сильны будут последствия пандемии для экономики?

— Из пандемии рано или поздно мы выйдем. Но выйдем ли мы из экономического кризиса, который за этим последует, вот это — большой вопрос. То монетарное безумие, которое у нас происходило в прошлом году — беспрецедентное по масштабам печатание денег — бесследно не пройдет. А вот где это всплывет и взорвется на глобальном уровне, будет интересно наблюдать. Вероятность возникновения кризиса, который может оказаться хуже образца 2008–2009 годов, очень велика. Могу сказать, если в Америке случится кризис, то это коснется всех, включая Казахстан. Мы зависим от внешнего рынка. Центр экономической метрополии находится в США. Казахстан располагается на обратной стороне, на периферии. Есть так называемый эффект хлыста — небольшое движение на одном конце вызывает очень большие колебания на другом. Небольшой кризис в США грозит нашей стране каким-то катастрофическим кризисом, к которому мы не готовы. Масштабы спада будут у нас гораздо больше.

— Какой экономический сценарий вы видите для нашей страны до конца этого года?

— Однозначно сказать, конечно же, нельзя. Я — не Нострадамус. Давайте рассмотрим три сценария. Первый — оптимистичный. Нефть после коррекции на уровне 55 долларов за баррель растет до 80, а то и до 100 долларов за баррель. Предположим, что Нацбанк никак не сдерживает тенге и тот укрепляется до 390 и даже до 370 за доллар. Это супер влияет на нашу экономику. У нас проходят хорошие конструктивные экономические реформы. Денег так много, что мы не успеваем их тратить.

Базовый сценарий. Нефть сильно не вырастет. Хорошо, если цена на нефть до конца года сложится на отметке 60 долларов за баррель. Нацвалюта находится в диапазоне 410–430 тенге за доллар. Фондовые рынки скорректировались и опять перешли к росту. Вакцинация идет полным ходом, и из пандемии мы выходим. Живем как обычно.

Наихудший сценарий. Разражается экономический кризис. Начинается развал мировой финансовой системы. Доллары превращаются в бумажки или не совсем в них. Лопается какой-нибудь очень крупный банк. Фондовые рынки обваливаются. Нефть возвращается в район 15–20 долларов за баррель. Тенге на этом фоне улетает в район 500–550, а то и 600 за доллар. Сами представляете, что будет дальше.

В начале года американский экономист, бывший глава Morgan Stanley Asia Стивен Роуч заявил, что курс доллара значительно снизится к концу 2021 года. По его словам, из-за резкого увеличения дефицита текущих операций в платежном балансе США, укрепления евро и нежелания Федеральной резервной системы реагировать на любое ослабление доллара, американская валюта может подешеветь на 35%.

— Насколько этот прогноз оправдан и как это отразится на Казахстане?

— В данном случае следует понимать различие международного и казахстанского рынка. Доллар в Казахстане несколько другой, чем на внешней арене. Он не всегда зависит от динамики американской валюты на международном рынке. Удешевление доллара на внешней арене совсем не означает, что он будет падать и по отношению к тенге. Несомненно, это окажет определенное влияние на курс доллара к мировым валютам. Но стоит понимать, что у нас — контролируемый рынок и есть свои соображения по отношению курса доллара к тенге. Казахстан — экспортная страна. Мы продаем нефть и зарабатываем валютную выручку, которая потом конвертируется в тенге и поступает в бюджет. Поэтому, слишком крепкий тенге в такой системе не нужен. Даже если доллар будет дешеветь по отношению к другим мировым валютам — евро, британскому фунту и другим, составляющим корзину валют, это абсолютно не значит, что он в такой же мере упадет относительно тенге.

— И все же, как насчет прогноза?

— По поводу общих прогнозов. На самом деле, есть технические основания для того, чтобы доллар дешевел на международном рынке. Это видно по графикам и динамике валют. Евро, британский фунт, швейцарский франк подорожали с прошлого года по отношению к доллару. Индекс доллара падает. Сейчас идет техническая коррекция. Я думаю, что после этого наступит очередная фаза удешевления доллара, которая и продлится примерно до конца года.

Печатный станок дядюшки Сэма

— Сыграло ли в этом роль, что во время пандемии бывший президент США Трамп и нынешний — Байден проводили и проводят кампании по поддержке экономики? По большому счету, ФРС просто запустила в очередной раз печатный станок?

— Однозначно. ФРС к тому же опустила до нуля процентную ставку, которую в ближайшие три года поднимать не будет. В самый пик пандемии доллары печатались со скоростью один триллион в месяц. Это — колоссальное предложение американской валюты для рынка. А поскольку предложение сильно превышает спрос, то идет удешевление, которое будет продолжаться, потому что, судя по всему, монетарные власти, а именно ФРС, на этом останавливаться не собираются. Они продолжат вести свою политику. Иного выхода для них нет. Вся система США без этого не выживет. В противном случае она начинает трещать по швам. Это было особенно видно в 2019 году, когда сильно штормило рынки из-за того, что ФРС повысила базовую ставку до 2,5%. Федеральная резервная система стала сокращать свой баланс, то есть начала изымать доллары из системы. При этом печатный станок был остановлен еще в 2016 году. Были прогнозы, что ставка два-три раза повысится в 2020 году. Но в 2019 уже наблюдались проблемы с ликвидностью в банковской системе. Потому что вся система жила на напечатанных долларах и нулевой или близких к ней базовых ставках. То есть на практически бесплатных деньгах. А когда они подорожали и довольно сильно начались скачки на краткосрочных рынках, ФРС приняла решение о снижении базовой ставки. К тому же до конца 2019 года Федеральная резервная система проводила денежные инъекции на рынок, потому что там мог случиться коллапс. Когда разразилась пандемия, ФРС резко опустила ставку до нуля и резко запустила печатный станок. Без этого вся система пошла бы вразнос.

— По сути, поддерживая свою экономику за счет напечатанных и ничем необеспеченных денег, США экспортируют свою инфляцию?      

— Инфляция выражается по-разному. Большая часть денег попадает не в реальную экономику, а в виртуальную. То есть плавно перетекает на фондовый рынок. А вот там начинают вздуваться цены. Из-за бешеного роста американских акций, а, следовательно, и всех основных биржевых индексов, возникает инфляция активов. Что сейчас и происходит на фоне работающего печатного станка. Поэтому инфляция в нашем обычном понимании в США довольно низкая. И, конечно же, вы правы, инфляция экспортируется. Деньги попадают на мировой рынок и расплываются по другим странам. Инфляция проявляется где-то там, за пределами США. Обратно эти доллары в Штаты уже не заходят. А если и попадают, то подвергаются стерилизации — изымаются из оборота и уничтожаются.

Рынки сильно перегреты

— На прошлой неделе фондовые рынки были в красной зоне. Вроде бы принято решение о вливании в экономику 1,9 трлн долларов, но индексы пошли вниз…

— В общем темпы предоставления ликвидности со стороны ФРС замедлились, а объемы упали. Это — во-первых. А во-вторых, Covid никуда не ушел. Идет очередная волна заболеваний. Коронавирус вернулся на повестку дня. Опять ограничения в Европе, остановка вакцинации, на которую было много надежд. От вакцины AstraZeneca начали отказываться, с Pfizer много вопросов — недопоставки, сроки. Тем более всем этой вакцины не хватит. Пока США не вакцинируют свое население, остальные будут стоять в очереди. Конечно, альтернативой могла бы стать российская вакцина Sputnik V, но политическая конъюнктура не позволяет Западу попросить помощи у России. Все это вносит нервозность на фондовые рынки. Стало очевидным, что пандемия в этом году не закончится. Но есть и технические моменты — рынки сильно перегреты. Даже по нефти посмотрите. Если в прошлом году Brent падала до 15 долларов за баррель, а в моменте уходила даже в минус, то в марте доходила почти до 70 долларов. Идет техническая коррекция, которая должна снять это напряжение. Рынок никогда не развивается по прямой. Сейчас закончилась волна роста и ближайшие два–три месяца Brent может припасть до 55, а то и до 50 долларов за баррель.

— Как может отреагировать тенге?

—Курс тенге немного упадет — до 427–430 за доллар. На росте же нефти у тенге есть шансы укрепиться в район 410–420. Если в обозримом будущем нефть вырастет до 80–90 долларов за баррель, то у нацвалюты появится возможность укрепиться до 400 тенге за доллар. А вот в этом опосредованно нам поможет подешевевший доллар. Совокупный фактор слабеющего доллара и дорожающей нефти будет помогать укрепляться тенге. Но не думаю, что очень сильно. Сильно крепкий тенге Казахстану не нужен. Я пока не вижу тенге крепче, чем 400 за доллар. Это та отметка, за которую в этом году мы не перейдем. Но шанс укрепиться на ней у нас есть.

— Вы оценивали, в каком диапазоне цен в этом году будет находиться нефть марки Brent?

— Я опираюсь на разные оценки. Учитывая, что пик мы видели в районе 70 долларов за баррель, упасть Brent может до 50–55. Опять-таки, большую роль для цены играют факторы пандемии, ограничительных мер, скорости восстановления мировой экономики. Не думаю, что в этом году нефть сильно вырастет. Средний коридор — 55–60 долларов за баррель.

Эффект хлыста

— Насколько сильны будут последствия пандемии для экономики?

— Из пандемии рано или поздно мы выйдем. Но выйдем ли мы из экономического кризиса, который за этим последует, вот это — большой вопрос. То монетарное безумие, которое у нас происходило в прошлом году — беспрецедентное по масштабам печатание денег — бесследно не пройдет. А вот где это всплывет и взорвется на глобальном уровне, будет интересно наблюдать. Вероятность возникновения кризиса, который может оказаться хуже образца 2008–2009 годов, очень велика. Могу сказать, если в Америке случится кризис, то это коснется всех, включая Казахстан. Мы зависим от внешнего рынка. Центр экономической метрополии находится в США. Казахстан располагается на обратной стороне, на периферии. Есть так называемый эффект хлыста — небольшое движение на одном конце вызывает очень большие колебания на другом. Небольшой кризис в США грозит нашей стране каким-то катастрофическим кризисом, к которому мы не готовы. Масштабы спада будут у нас гораздо больше.

— Какой экономический сценарий вы видите для нашей страны до конца этого года?

— Однозначно сказать, конечно же, нельзя. Я — не Нострадамус. Давайте рассмотрим три сценария. Первый — оптимистичный. Нефть после коррекции на уровне 55 долларов за баррель растет до 80, а то и до 100 долларов за баррель. Предположим, что Нацбанк никак не сдерживает тенге и тот укрепляется до 390 и даже до 370 за доллар. Это супер влияет на нашу экономику. У нас проходят хорошие конструктивные экономические реформы. Денег так много, что мы не успеваем их тратить.

Базовый сценарий. Нефть сильно не вырастет. Хорошо, если цена на нефть до конца года сложится на отметке 60 долларов за баррель. Нацвалюта находится в диапазоне 410–430 тенге за доллар. Фондовые рынки скорректировались и опять перешли к росту. Вакцинация идет полным ходом, и из пандемии мы выходим. Живем как обычно.

Наихудший сценарий. Разражается экономический кризис. Начинается развал мировой финансовой системы. Доллары превращаются в бумажки или не совсем в них. Лопается какой-нибудь очень крупный банк. Фондовые рынки обваливаются. Нефть возвращается в район 15–20 долларов за баррель. Тенге на этом фоне улетает в район 500–550, а то и 600 за доллар. Сами представляете, что будет дальше.

Автор статьи: Владимир Бурьянов
Подписаться:

Самое популярное

Мнение

Ашаршылык: геноцид и миссия казахов

Борьба за правовое формулирование геноцида продолжается
Подробнее

26.02.2021 г.

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Спрос на пенсионные деньги предъявляет в основном государство

Конкуренция банков и нацкомпаний за длинную тенговую ликвидность осталась в прошлом
Подробнее

15.01.2021 г.


ЕЩЕ