The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Мнение

12.01.2021 г.

Мнение
12.01.2021 г.
grafic 15572

Что такое снижение роли государства в экономике?

Насколько обширными должны быть регуляторные полномочия государства?

Одной из важнейших тем отечественных экономических дискуссий является роль и место государства в экономике страны. Вроде бы консенсус достигнут и даже довольно давно: не только либеральные экономисты, но и самые большие начальники признали, что государства должно быть в экономике как можно меньше. Даже принимаются на самом высоком уровне решения о разгосударствлении отечественной экономики.

Но есть целый ряд проблем, требующих своего решения. Первая из них – ответ на вопрос «Что такое снижение роли государства в экономике?» Продажа частным инвесторам 15-25% акций какой-нибудь национальной компании – это снижает роль государства в экономике? Или надо говорить о другом – о ликвидации системы привилегированных, в явной или скрытой форме, фирм?

Вторая, тесно связанная с первой, проблема – насколько обширными должны быть регуляторные полномочия государства? Государственное регулирование, к примеру, цен, совершенно очевидно, ведет к товарному дефициту и возникновению черного рынка, разрушает финансовую систему страны. В то же время, другой пример, современное фармацевтическое производство невозможно без государственного регулирования как производства, так и распространения лекарственных препаратов. Поэтому, проблему можно переформулировать по-другому: есть ли оптимальное соотношение между регулируемыми и нерегулируемыми государством сферами экономической деятельности?

Третья проблема. Мы все хотим более высоких темпов экономического развития, роста качества жизни населения страны. Но какой должна быть в этом роль государства? Безучастного наблюдателя или активного участника?

Попытаемся найти, если не решения, то подходы к решению этих и других проблем, в истории экономики.


Новая экономика

XVIII век

На рубеже XVIII-XIX веков мировая экономика перешла из фазы «медленного» роста в фазу «быстрого» роста. Если в период с 1000 года по 1820 год среднегодовые темпы роста подушевого ВВП в мире составляли 0,05% в год, то с 1820 года по 2003 год – уже 1,25% в год[1]. Рост больше чем в 26 раз!

Новая экономика началась с перехода от ручного производства с использованием технических приспособлений к машинному производству; возникновения новых производственных единиц – фабрик и заводов.

Первоначальные новации, приведшие к переходу, возникли в текстильном производстве, металлургии и металлообработке, в использование силы пара.

Все они возникли и были внедрены в Англии в XVIII веке. Можно выделить много причин того, что это произошло именно в Англии, но в рамках нашего повествования мы остановимся только на двух.

Первая причина – это слабая и малочисленная бюрократия.

Во Франции бюрократический аппарат стал формироваться еще в XIII веке, как один из инструментов борьбы королевской власти с крупными феодалами. По этому же пути пошел Петр I, укрепляя свою власть абсолютного монарха. Начал он с существенным отставанием от Франции - только в начале XVIII века. Но созданная им бюрократическая машина имела даже больше власти, чем французская. В Англии королевская власть в борьбе с оппозицией - феодальной верхушкой - пошла другим путем: она расширила возможности и влияние местных элит как противовеса знатной и сильной аристократии. Конечно, в Англии был бюрократический аппарат, но его возможности и, соответственно, влияние были гораздо слабее, чем в той же Франции или России.

С точки зрения технического прогресса, в XVIII веке[2] слабая бюрократия обладала тем преимуществом, что не имела достаточных возможностей для препятствования внедрению технических новшеств. Во Франции, Российской империи, Пруссии бюрократия определяла правила производства товаров и их последующей продажи. Эти функции на нее были возложены из благих намерений: чтобы продукция была наивысшего качества; чтобы снизить возможности обмана при ее продаже; чтобы выровнять конкурентные возможности производителей. Но привело это совсем к другим последствиям: никто не мог внедрить какого-либо серьезного технологического новшества без ее одобрения, без внесения соответствующих изменений в правила, регламентирующие производственный процесс, и это стало причиной технического и технологического застоя.

В Англии производство сукна, начиная с XVI века, было основой экономики. Поэтому, королевская власть и парламент XVI–XVII века. выстроила систему регламентов, регулировавших все стадии производства: от мытья и расчесывания шерсти до производства сукна. Были также регламентированы правила продажи всего, что касалось овец, шерсти и готовых изделий. В целях защиты производителей шерсти был даже введен запрет на импорт хлопчатобумажных тканей.

Этот запрет привел к тому, что в Англии возникла собственная переработка хлопка и производство хлопчатобумажных тканей. И не было никаких регламентов, регулирующих эту деятельность. Относительно слабая бюрократия просто не имела возможности и времени зарегулировать эту сферу производства. Поэтому хлопчатобумажное производство на всех стадиях стало своеобразным полигоном для внедрения различных технических изобретений, коренным образом преобразовавших к началу XIX века все текстильное производство.

У английской бюрократии не дошли руки до регулирования металлургического производства, металлообработки и использования паровых двигателей. Поэтому Англия первой стала использовать каменный уголь для производства чугуна, а новые металлообрабатывающие станки позволили создать механизмы, передавшие энергию пара прядильным и ткацким станкам.

Вторая причина - это отсутствие привилегированных производств[3].

Парламент в борьбе с прерогативами монарха в 1661 году запретил учреждение привилегированных мануфактур. Привилегированные мануфактуры в тех странах, в которых они существовали, решали важные задачи обеспечения государства или экономики приоритетными видами продукции. Они обладали исключительными правами на производство того или иного вида продукции, на использование тех или иных технологий, получали финансовую поддержку от государства. Как государственные, так и частные мануфактуры были заинтересованы в сохранении своего исключительного положения и обладали достаточными лоббистскими возможностями, чтобы препятствовать внедрению новаций непривилегированными производителями. Все это привело к тому, что привилегированные мануфактуры стали труднопреодолимым барьером для внедрения инноваций и были одной из причин экономического застоя[4].

В Англии не было привилегированных мануфактур, соответственно, не было лоббистов, препятствовавших внедрению новаций.

Как итог, на рубеже XVIII-XIX веков Англия стала самой передовой по уровню технологического развития страной мира. Если обобщить причины, приведенные выше, то это стало возможным благодаря тому, что государство имело меньшее влияние на экономику, чем в других странах. Справедливости ради надо заметить, что в Англии в XVIII веке принимавшиеся законы, в большинстве своем, тормозили экономическое развитие. Но слабая бюрократия и отсутствие ретроградного лобби не смогли препятствовать техническому и технологическому прогрессу.


[1] Данные заимствованы из Мэддисон, Э. Контуры мировой экономики в 1 – 2030 гг. Очерки по макроэкономической истории. М.: Институт Гайдара, 2012.

[2] В другие времена и в других обстоятельствах роль бюрократии может быть и положительной для технического прогресса. Мы обязательно об этом поговорим.

[3] Были исключительные привилегии у Ост-Индийской компании и Банка Англии, но они не влияли на процесс внедрения инноваций. И привилегии им были дарованы не королем, а парламентом. Но их привилегии, тем не менее, тормозили экономическое развитие. Подробнее об этом поговорим, когда будем рассматривать первую половину XIX века.

[4] Однако, в XIX и XX веках мы найдем примеры, когда привилегированные фирмы становились локомотивами технологического развития и экономического роста.

Одной из важнейших тем отечественных экономических дискуссий является роль и место государства в экономике страны. Вроде бы консенсус достигнут и даже довольно давно: не только либеральные экономисты, но и самые большие начальники признали, что государства должно быть в экономике как можно меньше. Даже принимаются на самом высоком уровне решения о разгосударствлении отечественной экономики.

Но есть целый ряд проблем, требующих своего решения. Первая из них – ответ на вопрос «Что такое снижение роли государства в экономике?» Продажа частным инвесторам 15-25% акций какой-нибудь национальной компании – это снижает роль государства в экономике? Или надо говорить о другом – о ликвидации системы привилегированных, в явной или скрытой форме, фирм?

Вторая, тесно связанная с первой, проблема – насколько обширными должны быть регуляторные полномочия государства? Государственное регулирование, к примеру, цен, совершенно очевидно, ведет к товарному дефициту и возникновению черного рынка, разрушает финансовую систему страны. В то же время, другой пример, современное фармацевтическое производство невозможно без государственного регулирования как производства, так и распространения лекарственных препаратов. Поэтому, проблему можно переформулировать по-другому: есть ли оптимальное соотношение между регулируемыми и нерегулируемыми государством сферами экономической деятельности?

Третья проблема. Мы все хотим более высоких темпов экономического развития, роста качества жизни населения страны. Но какой должна быть в этом роль государства? Безучастного наблюдателя или активного участника?

Попытаемся найти, если не решения, то подходы к решению этих и других проблем, в истории экономики.

Новая экономика

XVIII век

На рубеже XVIII-XIX веков мировая экономика перешла из фазы «медленного» роста в фазу «быстрого» роста. Если в период с 1000 года по 1820 год среднегодовые темпы роста подушевого ВВП в мире составляли 0,05% в год, то с 1820 года по 2003 год – уже 1,25% в год[1]. Рост больше чем в 26 раз!

Новая экономика началась с перехода от ручного производства с использованием технических приспособлений к машинному производству; возникновения новых производственных единиц – фабрик и заводов.

Первоначальные новации, приведшие к переходу, возникли в текстильном производстве, металлургии и металлообработке, в использование силы пара.

Все они возникли и были внедрены в Англии в XVIII веке. Можно выделить много причин того, что это произошло именно в Англии, но в рамках нашего повествования мы остановимся только на двух.

Первая причина – это слабая и малочисленная бюрократия.

Во Франции бюрократический аппарат стал формироваться еще в XIII веке, как один из инструментов борьбы королевской власти с крупными феодалами. По этому же пути пошел Петр I, укрепляя свою власть абсолютного монарха. Начал он с существенным отставанием от Франции - только в начале XVIII века. Но созданная им бюрократическая машина имела даже больше власти, чем французская. В Англии королевская власть в борьбе с оппозицией - феодальной верхушкой - пошла другим путем: она расширила возможности и влияние местных элит как противовеса знатной и сильной аристократии. Конечно, в Англии был бюрократический аппарат, но его возможности и, соответственно, влияние были гораздо слабее, чем в той же Франции или России.

С точки зрения технического прогресса, в XVIII веке[2] слабая бюрократия обладала тем преимуществом, что не имела достаточных возможностей для препятствования внедрению технических новшеств. Во Франции, Российской империи, Пруссии бюрократия определяла правила производства товаров и их последующей продажи. Эти функции на нее были возложены из благих намерений: чтобы продукция была наивысшего качества; чтобы снизить возможности обмана при ее продаже; чтобы выровнять конкурентные возможности производителей. Но привело это совсем к другим последствиям: никто не мог внедрить какого-либо серьезного технологического новшества без ее одобрения, без внесения соответствующих изменений в правила, регламентирующие производственный процесс, и это стало причиной технического и технологического застоя.

В Англии производство сукна, начиная с XVI века, было основой экономики. Поэтому, королевская власть и парламент XVI–XVII века. выстроила систему регламентов, регулировавших все стадии производства: от мытья и расчесывания шерсти до производства сукна. Были также регламентированы правила продажи всего, что касалось овец, шерсти и готовых изделий. В целях защиты производителей шерсти был даже введен запрет на импорт хлопчатобумажных тканей.

Этот запрет привел к тому, что в Англии возникла собственная переработка хлопка и производство хлопчатобумажных тканей. И не было никаких регламентов, регулирующих эту деятельность. Относительно слабая бюрократия просто не имела возможности и времени зарегулировать эту сферу производства. Поэтому хлопчатобумажное производство на всех стадиях стало своеобразным полигоном для внедрения различных технических изобретений, коренным образом преобразовавших к началу XIX века все текстильное производство.

У английской бюрократии не дошли руки до регулирования металлургического производства, металлообработки и использования паровых двигателей. Поэтому Англия первой стала использовать каменный уголь для производства чугуна, а новые металлообрабатывающие станки позволили создать механизмы, передавшие энергию пара прядильным и ткацким станкам.

Вторая причина - это отсутствие привилегированных производств[3].

Парламент в борьбе с прерогативами монарха в 1661 год запретил учреждение привилегированных мануфактур. Привилегированные мануфактуры в тех странах, в которых они существовали, решали важные задачи обеспечения государства или экономики приоритетными видами продукции. Они обладали исключительными правами на производство того или иного вида продукции, на использование тех или иных технологий, получали финансовую поддержку от государства. Как государственные, так и частные мануфактуры были заинтересованы в сохранении своего исключительного положения и обладали достаточными лоббистскими возможностями, чтобы препятствовать внедрению новаций непривилегированными производителями. Все это привело к тому, что привилегированные мануфактуры стали труднопреодолимым барьером для внедрения инноваций и были одной из причин экономического застоя[4].

В Англии не было привилегированных мануфактур, соответственно, не было лоббистов, препятствовавших внедрению новаций.

Как итог, на рубеже XVIII-XIX веков Англия стала самой передовой по уровню технологического развития страной мира. Если обобщить причины, приведенные выше, то это стало возможным благодаря тому, что государство имело меньшее влияние на экономику, чем в других странах. Справедливости ради надо заметить, что в Англии в XVIII веке принимавшиеся законы, в большинстве своем, тормозили экономическое развитие. Но слабая бюрократия и отсутствие ретроградного лобби не смогли препятствовать техническому и технологическому прогрессу.

[1] Данные заимствованы из Мэддисон, Э. Контуры мировой экономики в 1 – 2030 гг. Очерки по макроэкономической истории. М.: Институт Гайдара, 2012.

[2] В другие времена и в других обстоятельствах роль бюрократии может быть и положительной для технического прогресса. Мы обязательно об этом поговорим.

[3] Были исключительные привилегии у Ост-Индийской компании и Банка Англии, но они не влияли на процесс внедрения инноваций. И привилегии им были дарованы не королем, а парламентом. Но их привилегии, тем не менее, тормозили экономическое развитие. Подробнее об этом поговорим, когда будем рассматривать первую половину XIX века.

[4] Однако, в XIX и XX веках мы найдем примеры, когда привилегированные фирмы становились локомотивами технологического развития и экономического роста.

Автор статьи: Жарас Ахметов
Подписаться:

Самое популярное

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Мукомольный бизнес вступил в противостояние с правительством

Приказом министра торговли и интеграции РК муку первого сорта внесли в перечень биржевых товаров. Это не понравилось экспортерам.
Подробнее

01.02.2021 г.

Инфографика

Карантинный 2020: экономические итоги

Что произошло с отраслями экономики страны и бюджетом за январь–декабрь прошлого года разбирался ThePulse.kz.
Подробнее

05.02.2021 г.

Бизнес

АО «Центр транспортного сервиса», являясь одним из крупнейших владельцев подъездных путей, продолжает «стричь» грузоотправителей

The Pulse попытался выяснить, кто зарабатывает на этом.
Подробнее

10.03.2021 г.


ЕЩЕ