The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Экономика

15.06.2021 г.

Экономика
15.06.2021 г.
grafic 2711

Как меняется экспорт: короткий путь доставки

Железная дорога «Казахстан – Туркменистан – Иран» международного транспортного коридора «Север – Юг» построена в 2009–2014 годах. В свое время после его открытия на этот новый путь были возложены большие ожидания. В одной из статей («Томатам закрыли границу») уже рассматривались эффекты от этой железной дороги для двусторонней торговли между Казахстаном и Туркменистаном. Пришло время Ирана.

Источник фото: kapital.kz

В статье использованы данные International Trade Centre, журналов «Деловые Эмираты Казахстан» и «Деловой Иран».

Некоторые факты об иранской экономике

Говоря об Иране, чаще всего рассматривают его внешнюю политику. А популярные представления о его экономике чаще всего сводятся к нефти, на которую наложены санкции, и к огромному газовому месторождению Парс.

Между тем, несмотря на скудность открытых сведений об иранской экономике, есть несколько интересных фактов.

Так, еще по состоянию на 2015 год Иран разрабатывал порядка 60 проектов в области нефтехимии.

Иран – горная страна, и всего лишь 11% его территории используется для земледелия. Главные зерновые культуры – пшеница, рис и ячмень. Специальные программы в сельском хозяйстве позволили Ирану стать самостоятельным в производстве фруктов, овощей и домашнего скота, но страна все еще остается нетто-импортером зерновых.

Потребление пшеницы на душу населения на 2015 год составляло 196 кг в год. При этом в том же периоде иранская мукомольная промышленность занимала пятое место в мире, с производственными мощностями 20 млн тонн муки в год. Иран последовательно реализовывал задачу превращения в региональный центр переработки зерновых, в частности, пшеницы. Значительная часть импортируемой пшеницы направляется на производство муки для экспорта в третьи страны, такие как Ирак, Афганистан, Катар, а ранее и в ОАЭ, Туркменистан, Азербайджан, Оман, Сирию, Таджикистан.

Среднегодовой уровень производства ячменя составлял 3,5 млн тонн, а его импорт достигал 2,7 млн. Ячмень потребляется в животноводстве и птицеводстве, уровень его потребления в качестве корма для скота и птицы составлял порядка 4 млн тонн в год.

В Иране в течение года получают четыре урожая фруктов. В среднем ежегодно производилось 17,5 млн тонн фруктов, овощей и бахчевых культур, большинство из которых отправляется на экспорт. Иран занимал восьмое место в мире по производству этой категории сельскохозяйственной продукции. Наиболее развито выращивание фисташек (1 место в мире по состоянию на 2015 год), гранатов (1), абрикосов (2), фиников (2), миндаля (3), черешни (3), грецких орехов (4), киви (4), яблок (4), вишни (5), инжира (5), сливы (5), лимонов (6), персиков и нектаринов (6), фундука (6), цитрусовых (7), винограда (11), груш (20).

Иран также является транзитной страной. Через его территорию проходят транспортные коридоры – МТК «Север Юг» и МТК «Трасека». Основными преимуществами этих коридоров перед другими маршрутами, в частности, перед морским маршрутом через Суэцкий канал, является сокращение в два и более раза расстояния перевозок, а также стоимости транспортировки контейнеров.

Протяженность иранской береговой линии в Персидском и Оманском заливах на юге и в Каспийском море на севере составляет 5,8 тыс. км. В стране насчитывается 11 крупных морских портов с пропускной способностью в 175 млн тонн в год. 93% экспортно-импортных поставок осуществлялось морским транспортом, а на долю транзитных грузов приходилось до 20 млн тонн.

Выгоды и потери в казахстанско-иранской торговле

Если сравнить экспорт Казахстана в Иран и иранский импорт в нашу страну, методом зеркальной статистики приравняв его к иранскому экспорту в 2014 и 2020 годах, получаются прямо противоположные друг другу эффекты.

Итак, казахстанский экспорт в Иран в 2020 году составил $129 млн, сократившись по сравнению с 2014 годом на 86%.

Экспорт стал «бизнесом одного товара» – доля ячменя в прошлом году достигла 91%, хотя в 2014 году составляла лишь 11%.

Степень диверсифицированности казахстанского экспорта в Иран можно замерить при помощи индекса Херфиндаля. Этот показатель используется для оценки степени монополизации отрасли и определяется как сумма квадратов рыночных долей компаний в отрасли.

Но, в принципе, его можно применить и для оценки диверсифицированности экспорта или импорта страны, а также двусторонней торговли. Где условные 100% будут означать, что страна экспортирует только один товар, а снижение этого показателя показывает на множественность таких товаров.

Индекс Херфиндаля для казахстанского экспорта в Иран составила: в 2014 году – 21,63%, в 2020 году – уже 82,83%.

Для сравнения – у иранского импорта в Казахстан этот показатель составил, соответственно, 8,61% и 6,17%.

Но на рост доли ячменя в казахстанском экспорте повлиял не столько прирост поставок по нему (всего +15%), сколько выпадение в этом периоде ряда экспортных позиций:

  • трех позиций (по 4-значному коду ТН ВЭД) по прокату плоскому из железа и нелегированной стали – на 100%;
  • полуфабрикатов из железа и нелегированной стали – на 100%;
  • пшеницы – на 98%;
  • семян рапса – на 77%;
  • труб из черных металлов – на 94%;
  • жмыха – на 86%;
  • семян подсолнечника – на 99%;
  • семян льна – на 79%;
  • отрубей – на 100%;
  • масла подсолнечного – на 100%.

В этом же периоде иранский импорт в Казахстан вырос на 15%, достигнув $108 млн.

По сравнению с 2014 годом уже в прошлом году появились или возросли на тысячу и более процентов поставки из Ирана в нашу страну: персиков, слив, яблок, огурцов,  стручкового перца, молока и сливок, сыра, керамических плит, изделий из цемента, пластмассовых изделий, полимеров пропилена.

Из крупных позиций на 144% до $14 млн возрос импорт фиников. В свою очередь на 13% сократились поставки фисташек, тем не менее оставшись на уровне $17 млн.

Эти две позиции наряду с яблоками и грушами составляют 43% иранского импорта в Казахстан. Учитывая, что в 2014 году их доля насчитывала 32%, а саму эту продукцию удобно транспортировать по железной дороге, эффект от последней для Ирана очевиден.

Трудно вычислить вклад новой железной дороги в полученные Ираном выгоды, но, с другой стороны, и пренебрегать этим «железным» фактором нельзя. И даже если взять возросший импорт только по этим четырем позициям, то этот эффект уже можно оценить в $16 млн. А ведь есть и другие товары, перевозимые по новой железной дороге.

Этот кейс показывает, что, даже будучи аграрной в плане экспорта страной, Иран получает выгоды от сокращения путей транспортировки и расходов на нее. К сожалению, в обратную сторону грузы идут реже – торговый баланс между Казахстаном и Ираном, составлявший в 2014 году $799 млн, в 2020 году едва достиг $21 млн.

 

Источник фото: kapital.kz

В статье использованы данные International Trade Centre, журналов «Деловые Эмираты Казахстан» и «Деловой Иран».

Некоторые факты об иранской экономике

Говоря об Иране, чаще всего рассматривают его внешнюю политику. А популярные представления о его экономике чаще всего сводятся к нефти, на которую наложены санкции, и к огромному газовому месторождению Парс.

Между тем, несмотря на скудность открытых сведений об иранской экономике, есть несколько интересных фактов.

Так, еще по состоянию на 2015 год Иран разрабатывал порядка 60 проектов в области нефтехимии.

Иран – горная страна, и всего лишь 11% его территории используется для земледелия. Главные зерновые культуры – пшеница, рис и ячмень. Специальные программы в сельском хозяйстве позволили Ирану стать самостоятельным в производстве фруктов, овощей и домашнего скота, но страна все еще остается нетто-импортером зерновых.

Потребление пшеницы на душу населения на 2015 год составляло 196 кг в год. При этом в том же периоде иранская мукомольная промышленность занимала пятое место в мире, с производственными мощностями 20 млн тонн муки в год. Иран последовательно реализовывал задачу превращения в региональный центр переработки зерновых, в частности, пшеницы. Значительная часть импортируемой пшеницы направляется на производство муки для экспорта в третьи страны, такие как Ирак, Афганистан, Катар, а ранее и в ОАЭ, Туркменистан, Азербайджан, Оман, Сирию, Таджикистан.

Среднегодовой уровень производства ячменя составлял 3,5 млн тонн, а его импорт достигал 2,7 млн. Ячмень потребляется в животноводстве и птицеводстве, уровень его потребления в качестве корма для скота и птицы составлял порядка 4 млн тонн в год.

В Иране в течение года получают четыре урожая фруктов. В среднем ежегодно производилось 17,5 млн тонн фруктов, овощей и бахчевых культур, большинство из которых отправляется на экспорт. Иран занимал восьмое место в мире по производству этой категории сельскохозяйственной продукции. Наиболее развито выращивание фисташек (1 место в мире по состоянию на 2015 год), гранатов (1), абрикосов (2), фиников (2), миндаля (3), черешни (3), грецких орехов (4), киви (4), яблок (4), вишни (5), инжира (5), сливы (5), лимонов (6), персиков и нектаринов (6), фундука (6), цитрусовых (7), винограда (11), груш (20).

Иран также является транзитной страной. Через его территорию проходят транспортные коридоры – МТК «Север Юг» и МТК «Трасека». Основными преимуществами этих коридоров перед другими маршрутами, в частности, перед морским маршрутом через Суэцкий канал, является сокращение в два и более раза расстояния перевозок, а также стоимости транспортировки контейнеров.

Протяженность иранской береговой линии в Персидском и Оманском заливах на юге и в Каспийском море на севере составляет 5,8 тыс. км. В стране насчитывается 11 крупных морских портов с пропускной способностью в 175 млн тонн в год. 93% экспортно-импортных поставок осуществлялось морским транспортом, а на долю транзитных грузов приходилось до 20 млн тонн.

Выгоды и потери в казахстанско-иранской торговле

Если сравнить экспорт Казахстана в Иран и иранский импорт в нашу страну, методом зеркальной статистики приравняв его к иранскому экспорту в 2014 и 2020 годах, получаются прямо противоположные друг другу эффекты.

Итак, казахстанский экспорт в Иран в 2020 году составил $129 млн, сократившись по сравнению с 2014 годом на 86%.

Экспорт стал «бизнесом одного товара» – доля ячменя в прошлом году достигла 91%, хотя в 2014 году составляла лишь 11%.

Степень диверсифицированности казахстанского экспорта в Иран можно замерить при помощи индекса Херфиндаля. Этот показатель используется для оценки степени монополизации отрасли и определяется как сумма квадратов рыночных долей компаний в отрасли.

Но, в принципе, его можно применить и для оценки диверсифицированности экспорта или импорта страны, а также двусторонней торговли. Где условные 100% будут означать, что страна экспортирует только один товар, а снижение этого показателя показывает на множественность таких товаров.

Индекс Херфиндаля для казахстанского экспорта в Иран составила: в 2014 году – 21,63%, в 2020 году – уже 82,83%.

Для сравнения – у иранского импорта в Казахстан этот показатель составил, соответственно, 8,61% и 6,17%.

Но на рост доли ячменя в казахстанском экспорте повлиял не столько прирост поставок по нему (всего +15%), сколько выпадение в этом периоде ряда экспортных позиций:

трех позиций (по 4-значному коду ТН ВЭД) по прокату плоскому из железа и нелегированной стали – на 100%;

- полуфабрикатов из железа и нелегированной стали – на 100%;

- пшеницы – на 98%;

- семян рапса – на 77%;

- труб из черных металлов – на 94%;

- жмыха – на 86%;

- семян подсолнечника – на 99%;

- семян льна – на 79%;

- отрубей – на 100%;

- масла подсолнечного – на 100%.

В этом же периоде иранский импорт в Казахстан вырос на 15%, достигнув $108 млн.

По сравнению с 2014 годом уже в прошлом году появились или возросли на тысячу и более процентов поставки из Ирана в нашу страну: персиков, слив, яблок, огурцов,  стручкового перца, молока и сливок, сыра, керамических плит, изделий из цемента, пластмассовых изделий, полимеров пропилена.

Из крупных позиций на 144% до $14 млн возрос импорт фиников. В свою очередь на 13% сократились поставки фисташек, тем не менее оставшись на уровне $17 млн.

Эти две позиции наряду с яблоками и грушами составляют 43% иранского импорта в Казахстан. Учитывая, что в 2014 году их доля насчитывала 32%, а саму эту продукцию удобно транспортировать по железной дороге, эффект от последней для Ирана очевиден.

Трудно вычислить вклад новой железной дороги в полученные Ираном выгоды, но, с другой стороны, и пренебрегать этим «железным» фактором нельзя. И даже если взять возросший импорт только по этим четырем позициям, то этот эффект уже можно оценить в $16 млн. А ведь есть и другие товары, перевозимые по новой железной дороге.

Этот кейс показывает, что, даже будучи аграрной в плане экспорта страной, Иран получает выгоды от сокращения путей транспортировки и расходов на нее. К сожалению, в обратную сторону грузы идут реже – торговый баланс между Казахстаном и Ираном, составлявший в 2014 году $799 млн, в 2020 году едва достиг $21 млн.

 

Автор статьи: Талгат Ергалиев
Подписаться:

Самое популярное

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Мнение

Ашаршылык: геноцид и миссия казахов

Борьба за правовое формулирование геноцида продолжается
Подробнее

26.02.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Мукомольный бизнес вступил в противостояние с правительством

Приказом министра торговли и интеграции РК муку первого сорта внесли в перечень биржевых товаров. Это не понравилось экспортерам.
Подробнее

01.02.2021 г.


ЕЩЕ