The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Бизнес

26.01.2021 г.

Бизнес
26.01.2021 г.
grafic 6785

«Отмониторить» бизнес

Работа мониторинговых групп по соблюдению требований карантинных ограничений вызывает множество нареканий со стороны бизнеса, что неудивительно, учитывая противоречия между действиями членов этих групп и законодательными нормами.

Попытки соотнести действующий алгоритм работы мониторинговых групп с нормами кодексов приводят к тому, что юристы организаций, защищающих права предпринимателей, пачками перечисляют несоответствия. Специалисты подчеркивают, что в сложившейся ситуации контроль необходим, но процесс должен быть понятен и прозрачен, а наказание соответствовать тяжести совершенного проступка. ThePulse.kz изучил претензии сторон друг к другу, а также практику наказания нарушителей санитарно-эпидемиологических норм, сложившуюся в одном из регионов Казахстана.

Не ждали?

Сложившаяся за три квартала карантинных ограничений практика такова: к предпринимателю заходят члены мониторинговой группы, составляют документы, снимают видео, берут объяснительные и уходят. Спустя время предприниматель получает приглашение для беседы от санитарных врачей, либо сразу повестку в суд. Иногда постфактум узнает о том, что ему выписан штраф за нарушение санитарно-эпидемиологических требований по п. 1 ст. 425 Кодекса об административных правонарушениях РК. Суммы штрафов стартуют с 640 тыс. тенге для мелкого бизнеса и достигают 1,4 млн тенге для субъектов крупного предпринимательства.

Решение о создании мониторинговых групп принимают акиматы на местах «в соответствии Законом РК «О местном государственном управлении и самоуправлении в РК». В их состав входят представители местных исполнительных органов, полиции, общественности, волонтеры и другие заинтересованные лица. У представителей организаций, занимающихся защитой прав предпринимателей (и речь не только о палате предпринимателей), возникает сразу несколько вопросов.

Один из первых — отсутствие в длинном списке компетенций (37 пунктов) местных исполнительных органов, оговоренных в ст. 27 Закона «О местном государственном управлении и самоуправлении», права создавать мониторинговые группы. Есть пункт, обязывающий обеспечивать охрану общественного порядка, а также право создавать консультативно-совещательные органы с привлечением представителей палаты предпринимателей в случае, если рассматриваемые вопросы касаются развития бизнеса. Еще один пункт обязывает власти содействовать развитию предпринимательства. Однако речи о создании мониторинговых групп, которые бы проверяли соблюдение предпринимателями и населением санитарно-эпидемиологических норм, — нет. Санитарно-эпидемиологическая безопасность вовсе не входит в зону ответственности МИО, согласно списку компетенций, указанных в вышеназванной статье.

Тот факт, что органы санитарно-эпидемиологического надзора и контроля не входят в состав местных исполнительных органов, исключил из состава мониторинговых групп самих санитарных врачей. И это тоже вызывает многочисленные нарекания со стороны предпринимателей. На практике материалы, которые впоследствии становятся основанием для возбуждения административных дел по ст. 425 Адмкодекса, собирают полицейские. В палате предпринимателей считают, что это не совсем верно.

«Нужно четко определиться и принять то положение, что работники внутренних дел выполняют ту функцию, которая определена законом об этом органе: они должны пресекать нарушения мер (санитарно-эпидемиологических требований — прим. авт.) со стороны населения, а если находятся в составе мониторинговых групп, то их роль и назначение — обеспечение общественного порядка. К сожалению, иногда бывают и конфликтные ситуации. Остальное, в принципе, возлагается на представителя санэпидемслужбы», — отметил председатель общественного совета по защите прав предпринимателей Палаты предпринимателей Костанайской области Владимир Шакун.

Наблюдательную роль полицейских в работе мониторинговых групп подтверждают и в органах внутренних дел. Однако, на деле именно полицейские составляют все рапорты о нарушениях. Подтверждают это и в судах, куда поступают дела, а также в департаменте контроля качества и безопасности товаров и услуг (ДККБТУ). В ведомстве подтверждают, что в рейды в составе мониторинговых групп они не выходят.

Юристы со своей стороны подчеркивают, что в данном случае речь идет о нарушении сразу нескольких норм законодательства Казахстана. Дело в том, что нарушения санитарно-эпидемиологических норм фиксировать должны именно санитарные врачи, то есть уполномоченные на это должностные лица. Однако, санитарные врачи пользуются нормой статьи 802 Адмкодекса, которая позволяет использовать поступившие от полиции материалы для возбуждения административного дела без проверки предоставленных документов и материалов. То есть решения о направлении дел в суд санитарные врачи принимают, не выходя из кабинета. В судах также признают, что нередко поступающие дела не всегда полные: нет свидетельских показаний, нет видеофиксации в достаточном объеме. Также у судей есть нарекания по процессуальным моментам. Есть факты, когда обвиняемых в нарушении санитарно-эпидемиологических норм предпринимателей не извещают о рассмотрении дела. Это к вопросу о том, что предприниматели по факту узнают о назначенных штрафах.

Суд, да не тот

Основная масса дел, поступающих в суды в отношении нарушивших нормы санитарно-эпидемиологической безопасности, квалифицируется по п. 1 ст. 425 Административного кодекса «Нарушение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов». Ее санкции предусматривают наказание в виде штрафов. Минимальный для малого бизнеса равен 638 тыс. тенге, для среднего бизнеса — 860 тыс. тенге, а для крупного — уже 1,4 млн тенге. При этом нормы п. 1 ст. 425 АК РК не предусматривают других санкций, а также увеличения суммы штрафа, если предприниматель повторно нарушит закон. То есть каждое нарушение рассматривается как новое дело.

При этом попытки палаты предпринимателей добиться дифференцированного подхода и определения размеров штрафов в зависимости от тяжести нарушения до сих пор не дали результата. И это еще одна причина многочисленных жалоб и нареканий со стороны бизнеса. Юристы правозащитных организаций и палаты предпринимателей говорят о несоблюдении главного принципа отправления правосудия: соответствия наказания тяжести совершенного преступления.

Но не так давно санитарные врачи стали подавать иски по этой статье в надежде приостановить работу организаций и учреждений. В ДККБТУ Костанайской области ссылаются на рекомендации оперативного штаба, где было принято решение наказывать злостных нарушителей. Материалы таких дел стали поступать в специализированный межрайонный экономический суд Костанайской области. Однако их отклоняют. Судьи подчеркивают, что такие споры — не предмет рассмотрения гражданских судов, а потому материалы нужно направлять именно в специализированные административные суды.

«Такое взыскание, как приостановление деятельности либо отдельных его видов, предусмотрено кодексом РК об административных правонарушениях, но данный вид взыскания является дополнительным. Применить мы его можем только при рассмотрении конкретного дела по существу, если санкцией статьи предусмотрен указанный вид взыскания. Ст. 425 Административного кодекса, по которой мы рассматриваем дела, не предусматривает такого дополнительного взыскания. Выходить за рамки своей компетенции мы не можем. В данном случае возможный выход из ситуации — это проведение проверки уполномоченным органом. Далее нужно выносить предписание об устранении нарушений законности и при повторной проверке, выяснив, что предписание не устранено, уже направлять дела по статье 462 Адмкодекса в суд. Но такие дела к нам в суд не поступают, поскольку уполномоченным органов проверка не проводится», — пояснила позицию суда судья специализированного административного суда Костанайской области Елена Лымарь.

В ответ на такое заявление главный санитарный врач Костанайской области Ермуханбет Даулетбаев удивился, отметив, что для него это «стало открытием», потому что работают санитарные врачи в соответствии с рекомендациями Костанайского областного оперативного штаба. А алгоритм работы с повторными проверками по контролю исполнения предписания назвал затягиванием процесса и увеличением рисков для населения.

«Получится, что мы даем время на выполнение предписания, несколько раз будем подавать дела в суд, а эпидемия будет распространяться далее», — резюмировал он.

Да, приостановить работу предприятий можно в рамках п. 2 ст. 425 Адмкодекса: «Действие (бездействие), предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее причинение вреда здоровью человека, если это действие (бездействие) не содержит признаков уголовно наказуемого деяния». Однако, применение этого пункта статьи на практике в отношении нарушителей санитарно-эпидемиологических требований практически не встречается. Юристы подчеркивают, что доказать причинение вреда здоровью проведением, к примеру, свадьбы в карантин практически невозможно. Еще один фактор — время, которого у властей, пытающихся привлечь к ответственности злостных нарушителей, нет.

Проверочный формат

Согласно нормам предпринимательского кодекса РК, есть весьма ограниченный перечень форм контроля законности деятельности предпринимателей. Это — плановые и внеплановые проверки. Есть такое понятие, как экстренное извещение, которое также может стать поводом для проведения внеплановой проверки. Но его подают субъекты здравоохранения при «возникновении или угрозе возникновения и распространения эпидемии, очагов карантинных объектов и особо опасных вредных организмов, инфекционных, паразитарных заболеваний, отравлений, радиационных аварий» (ст. 144 Предпринимательского кодека РК «Виды проверок»). На основании такого извещения санитарные врачи должны выходить с проверкой. Практика такая есть, но назвать ее повсеместной пока нельзя.

Рейдовых проверок и рейдов, которые проводят мониторинговые группы, нет. Юристы отмечают, что такой вид контроля в законодательстве Казахстана сегодня не прописан вовсе, хотя в прошлые годы был весьма популярен. Судьи, комментируя ситуацию, называют рейды именно проверками, а значит, они должны проводиться в рамках законодательства, оговаривающего эту процедуру: с регистрацией и уведомлением, выдачей предписания и права добровольно устранить нарушения. На практике сегодня предпринимателей такого права лишили.

P.S.

В палате предпринимателей также отмечают, что попытки снизить давление на бизнес действиями мониторинговых групп пока безуспешны. Юристы предлагают по отношению к тем предпринимателям, которые допустили незначительные нарушения, использовать институт малозначительности. То есть судьи могут воспользоваться нормами ст. 64-1 Кодекса об административных правонарушениях РК. Ее суть заключается в том, что по примирению сторон административное дело может быть прекращено. 

«При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган (должностное лицо), уполномоченный рассматривать дела об административных правонарушениях, может освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности, ограничившись устным замечанием.

Примечание. При решении вопроса об освобождении лица от административной ответственности по указанному в настоящей статье основанию учитываются конкретные обстоятельства совершения административного правонарушения, в том числе личность правонарушителя, а также объект посягательства, а при наличии вреда — его размер», — гласит закон.

Однако, эта норма пока не применяется.

Попытки соотнести действующий алгоритм работы мониторинговых групп с нормами кодексов приводят к тому, что юристы организаций, защищающих права предпринимателей, пачками перечисляют несоответствия. Специалисты подчеркивают, что в сложившейся ситуации контроль необходим, но процесс должен быть понятен и прозрачен, а наказание соответствовать тяжести совершенного проступка. ThePulse.kz изучил претензии сторон друг к другу, а также практику наказания нарушителей санитарно-эпидемиологических норм, сложившуюся в одном из регионов Казахстана.

Не ждали?

Сложившаяся за три квартала карантинных ограничений практика такова: к предпринимателю заходят члены мониторинговой группы, составляют документы, снимают видео, берут объяснительные и уходят. Спустя время предприниматель получает приглашение для беседы от санитарных врачей, либо сразу повестку в суд. Иногда постфактум узнает о том, что ему выписан штраф за нарушение санитарно-эпидемиологических требований по п. 1 ст. 425 Кодекса об административных правонарушениях РК. Суммы штрафов стартуют с 640 тыс. тенге для мелкого бизнеса и достигают 1,4 млн тенге для субъектов крупного предпринимательства.

Решение о создании мониторинговых групп принимают акиматы на местах «в соответствии Законом РК «О местном государственном управлении и самоуправлении в РК». В их состав входят представители местных исполнительных органов, полиции, общественности, волонтеры и другие заинтересованные лица. У представителей организаций, занимающихся защитой прав предпринимателей (и речь не только о палате предпринимателей), возникает сразу несколько вопросов.

Один из первых — отсутствие в длинном списке компетенций (37 пунктов) местных исполнительных органов, оговоренных в ст. 27 Закона «О местном государственном управлении и самоуправлении», права создавать мониторинговые группы. Есть пункт, обязывающий обеспечивать охрану общественного порядка, а также право создавать консультативно-совещательные органы с привлечением представителей палаты предпринимателей в случае, если рассматриваемые вопросы касаются развития бизнеса. Еще один пункт обязывает власти содействовать развитию предпринимательства. Однако речи о создании мониторинговых групп, которые бы проверяли соблюдение предпринимателями и населением санитарно-эпидемиологических норм, — нет. Санитарно-эпидемиологическая безопасность вовсе не входит в зону ответственности МИО, согласно списку компетенций, указанных в вышеназванной статье.

Тот факт, что органы санитарно-эпидемиологического надзора и контроля не входят в состав местных исполнительных органов, исключил из состава мониторинговых групп самих санитарных врачей. И это тоже вызывает многочисленные нарекания со стороны предпринимателей. На практике материалы, которые впоследствии становятся основанием для возбуждения административных дел по ст. 425 Адмкодекса, собирают полицейские. В палате предпринимателей считают, что это не совсем верно.

«Нужно четко определиться и принять то положение, что работники внутренних дел выполняют ту функцию, которая определена законом об этом органе: они должны пресекать нарушения мер (санитарно-эпидемиологических требований — прим. авт.) со стороны населения, а если находятся в составе мониторинговых групп, то их роль и назначение — обеспечение общественного порядка. К сожалению, иногда бывают и конфликтные ситуации. Остальное, в принципе, возлагается на представителя санэпидемслужбы», — отметил председатель общественного совета по защите прав предпринимателей Палаты предпринимателей Костанайской области Владимир Шакун.

Наблюдательную роль полицейских в работе мониторинговых групп подтверждают и в органах внутренних дел. Однако, на деле именно полицейские составляют все рапорты о нарушениях. Подтверждают это и в судах, куда поступают дела, а также в департаменте контроля качества и безопасности товаров и услуг (ДККБТУ). В ведомстве подтверждают, что в рейды в составе мониторинговых групп они не выходят.

Юристы со своей стороны подчеркивают, что в данном случае речь идет о нарушении сразу нескольких норм законодательства Казахстана. Дело в том, что нарушения санитарно-эпидемиологических норм фиксировать должны именно санитарные врачи, то есть уполномоченные на это должностные лица. Однако, санитарные врачи пользуются нормой статьи 802 Адмкодекса, которая позволяет использовать поступившие от полиции материалы для возбуждения административного дела без проверки предоставленных документов и материалов. То есть решения о направлении дел в суд санитарные врачи принимают, не выходя из кабинета. В судах также признают, что нередко поступающие дела не всегда полные: нет свидетельских показаний, нет видеофиксации в достаточном объеме. Также у судей есть нарекания по процессуальным моментам. Есть факты, когда обвиняемых в нарушении санитарно-эпидемиологических норм предпринимателей не извещают о рассмотрении дела. Это к вопросу о том, что предприниматели по факту узнают о назначенных штрафах.

Суд, да не тот

Основная масса дел, поступающих в суды в отношении нарушивших нормы санитарно-эпидемиологической безопасности, квалифицируется по п. 1 ст. 425 Административного кодекса «Нарушение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов». Ее санкции предусматривают наказание в виде штрафов. Минимальный для малого бизнеса равен 638 тыс. тенге, для среднего бизнеса — 860 тыс. тенге, а для крупного — уже 1,4 млн тенге. При этом нормы п. 1 ст. 425 АК РК не предусматривают других санкций, а также увеличения суммы штрафа, если предприниматель повторно нарушит закон. То есть каждое нарушение рассматривается как новое дело.

При этом попытки палаты предпринимателей добиться дифференцированного подхода и определения размеров штрафов в зависимости от тяжести нарушения до сих пор не дали результата. И это еще одна причина многочисленных жалоб и нареканий со стороны бизнеса. Юристы правозащитных организаций и палаты предпринимателей говорят о несоблюдении главного принципа отправления правосудия: соответствия наказания тяжести совершенного преступления.

Но не так давно санитарные врачи стали подавать иски по этой статье в надежде приостановить работу организаций и учреждений. В ДККБТУ Костанайской области ссылаются на рекомендации оперативного штаба, где было принято решение наказывать злостных нарушителей. Материалы таких дел стали поступать в специализированный межрайонный экономический суд Костанайской области. Однако их отклоняют. Судьи подчеркивают, что такие споры — не предмет рассмотрения гражданских судов, а потому материалы нужно направлять именно в специализированные административные суды.

«Такое взыскание, как приостановление деятельности либо отдельных его видов, предусмотрено кодексом РК об административных правонарушениях, но данный вид взыскания является дополнительным. Применить мы его можем только при рассмотрении конкретного дела по существу, если санкцией статьи предусмотрен указанный вид взыскания. Ст. 425 Административного кодекса, по которой мы рассматриваем дела, не предусматривает такого дополнительного взыскания. Выходить за рамки своей компетенции мы не можем. В данном случае возможный выход из ситуации — это проведение проверки уполномоченным органом. Далее нужно выносить предписание об устранении нарушений законности и при повторной проверке, выяснив, что предписание не устранено, уже направлять дела по статье 462 Адмкодекса в суд. Но такие дела к нам в суд не поступают, поскольку уполномоченным органов проверка не проводится», — пояснила позицию суда судья специализированного административного суда Костанайской области Елена Лымарь.

В ответ на такое заявление главный санитарный врач Костанайской области Ермуханбет Даулетбаев удивился, отметив, что для него это «стало открытием», потому что работают санитарные врачи в соответствии с рекомендациями Костанайского областного оперативного штаба. А алгоритм работы с повторными проверками по контролю исполнения предписания назвал затягиванием процесса и увеличением рисков для населения.

«Получится, что мы даем время на выполнение предписания, несколько раз будем подавать дела в суд, а эпидемия будет распространяться далее», — резюмировал он.

Да, приостановить работу предприятий можно в рамках п. 2 ст. 425 Адмкодекса: «Действие (бездействие), предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее причинение вреда здоровью человека, если это действие (бездействие) не содержит признаков уголовно наказуемого деяния». Однако, применение этого пункта статьи на практике в отношении нарушителей санитарно-эпидемиологических требований практически не встречается. Юристы подчеркивают, что доказать причинение вреда здоровью проведением, к примеру, свадьбы в карантин практически невозможно. Еще один фактор — время, которого у властей, пытающихся привлечь к ответственности злостных нарушителей, нет.

Проверочный формат

Согласно нормам предпринимательского кодекса РК, есть весьма ограниченный перечень форм контроля законности деятельности предпринимателей. Это — плановые и внеплановые проверки. Есть такое понятие, как экстренное извещение, которое также может стать поводом для проведения внеплановой проверки. Но его подают субъекты здравоохранения при «возникновении или угрозе возникновения и распространения эпидемии, очагов карантинных объектов и особо опасных вредных организмов, инфекционных, паразитарных заболеваний, отравлений, радиационных аварий» (ст. 144 Предпринимательского кодека РК «Виды проверок»). На основании такого извещения санитарные врачи должны выходить с проверкой. Практика такая есть, но назвать ее повсеместной пока нельзя.

Рейдовых проверок и рейдов, которые проводят мониторинговые группы, нет. Юристы отмечают, что такой вид контроля в законодательстве Казахстана сегодня не прописан вовсе, хотя в прошлые годы был весьма популярен. Судьи, комментируя ситуацию, называют рейды именно проверками, а значит, они должны проводиться в рамках законодательства, оговаривающего эту процедуру: с регистрацией и уведомлением, выдачей предписания и права добровольно устранить нарушения. На практике сегодня предпринимателей такого права лишили.

P.S.

В палате предпринимателей также отмечают, что попытки снизить давление на бизнес действиями мониторинговых групп пока безуспешны. Юристы предлагают по отношению к тем предпринимателям, которые допустили незначительные нарушения, использовать институт малозначительности. То есть судьи могут воспользоваться нормами ст. 64-1 Кодекса об административных правонарушениях РК. Ее суть заключается в том, что по примирению сторон административное дело может быть прекращено. 

«При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган (должностное лицо), уполномоченный рассматривать дела об административных правонарушениях, может освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности, ограничившись устным замечанием.

Примечание. При решении вопроса об освобождении лица от административной ответственности по указанному в настоящей статье основанию учитываются конкретные обстоятельства совершения административного правонарушения, в том числе личность правонарушителя, а также объект посягательства, а при наличии вреда — его размер», — гласит закон.

Однако, эта норма пока не применяется.

Автор статьи: The Pulse
Подписаться:

Самое популярное

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Мукомольный бизнес вступил в противостояние с правительством

Приказом министра торговли и интеграции РК муку первого сорта внесли в перечень биржевых товаров. Это не понравилось экспортерам.
Подробнее

01.02.2021 г.

Инфографика

Карантинный 2020: экономические итоги

Что произошло с отраслями экономики страны и бюджетом за январь–декабрь прошлого года разбирался ThePulse.kz.
Подробнее

05.02.2021 г.

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.


ЕЩЕ