The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Политика

31.03.2021 г.

Политика
31.03.2021 г.
grafic 2022

Что волнует депутатов?

Представляем краткий обзор депутатских запросов по резонансным темам, прозвучавшим на пленарном заседании Мажилиса 31 марта.

Фракционное единство

Такое в парламенте — не частое явление, но в этот раз слишком наболевшая для всех тема массовой вакцинации (точнее, ее отсутствия) заставила объединиться сразу две фракции — «Nur Otan» и «Ак жол». Инициатором запроса выступила фракция «Nur Otan», но как только завершилось оглашение запроса, лидер «Ак жол» Азат Перуашев заявил, что у них подготовлен аналогичный запрос и фракция поддерживает обращение коллег.

Голосом от двух фракций стала депутат Ирина Унжакова. В запросе на имя премьер-министра Аскара Мамина депутат прямо заявила — работа по вакцинации проваливается. В стране до сих пор нет продуманных, системных и синхронизированных мер по её организации, а призывы минздрава к населению о необходимости вакцинации звучат странно — ведь в свободном доступе вакцин нет.

Списать возникшие проблемы на отсутствие опыта, как это было год назад в начале пандемии, уже нельзя, считают депутаты, поскольку «уже есть всё, что должно помочь нам эффективно бороться с COVID-19, в том числе парламентом была создана вся законодательная база для этой работы». Есть и мировой опыт по проведению иммунизации и темпы вакцинации за рубежом не сравнить с Казахстаном — в нашей стране за два месяца провакцинировано чуть более 101 тыс. человек, что составляет 0,7%, то есть менее 1% населения.

«Складывается впечатление, что если бывший министр Биртанов провалил начало борьбы с пандемией, то сегодня министр Цой «успешно» проваливает работу по вакцинации населения. Ежедневная информация нынешнего Министра здравоохранения не меняет картины к лучшему, а население не только не может привиться, но и не знает, когда, где и как можно осуществить вакцинацию. Очевидно, что Министерству здравоохранения необходимо в срочном порядке принять соответствующие меры, иначе мы рискуем столкнуться с повторением ситуации прошлого лета, когда проявилась полная неготовность к борьбе с пандемией», — заявила Унжакова.

Есть и большая финансовая составляющая проблемы. Так, депутат напомнила, что на производство и поставку российской вакцины «Спутник V» выделено 18 млрд тенге, из которых около 15,2 млрд тенге — Карагандинскому фармацевтическому комплексу, именно на производство вакцины. «По информации Министерства здравоохранения, за все время работы здесь произведено всего 243 тысячи доз вакцины, 93 тысячи из которых применены, а 150 тысяч в настоящее время развозятся по регионам», — отметила она.

На строительство завода в Жамбылской области для производства вакцины казахстанской разработки из республиканского бюджета было выделено более 5 млрд тенге. Завод начали строить в сентябре прошлого года, но, как оказалось, без ПСД, а сам проект делался проектировщиками, не имеющими опыта подобных работ. «В итоге в сметах «забыли» учесть часть оборудования. В настоящее время корпус завода возведен практически полностью, но оборудование ещё не поставлено. В итоге наполовину построенный объект «лёг на плечи» местных исполнительных органов», — сказала Унжакова.

Депутаты уверены: сейчас необходимы такие инструменты, как чёткий продуманный план действий, пошаговый алгоритм с указанием сроков, регионов и исполнителей. «Пора от декларации заявлений и намерений перейти, наконец, к системной, жёсткой и результативной работе по массовой вакцинации населения. В соответствии с Конституционным законом «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» просим в кратчайшие сроки предоставить ответ, в котором указать конкретный план поставок вакцины по регионам, график вакцинации всех групп населения, а также полную информацию обо всех пунктах вакцинации, вплоть до телефонов исполнителей», — требуют они в запросе. 

Фракция «Nur Otan»

Несколько депутатов-членов фракции обратились к заместителю премьер-министра — министру иностранных дел — с предложением «проработать с правительством Южной Кореи вопросы об упрощении получения трудовой визы, гарантии безопасности наших граждан, возможности легально трудиться».

Депутат Елнур Бейсенбаев, оглашая запрос, отметил, что Южная Корея является одной из привлекательных для наших граждан стран в плане трудовой миграции. В стране «имеется возможность получения туристической визы для дальнейшей незаконной трудовой деятельности». При этом «часто наблюдаются проблемы по регулированию законной и незаконной трудовой миграции казахстанской молодежи в развитые страны».

«С периода отмены виз для казахстанцев в 2014 году численность нелегальных трудовых мигрантов из нашей страны в Южную Корею выросла с 359 человек до 12 тыс. человек в 2019 году. Большинство из них — мужчины активного трудоспособного возраста до 35 лет. Некоторые наши соотечественники гибнут в этой стране от болезней и травм, так как не имеют права на бесплатную медпомощь. По данным Министерства иностранных дел Казахстана, в 2020 году почти 10 тысяч наших соотечественников находилось в Корее нелегально»,  — заявил депутат.

По статистике Национального банка, с 2012 по 2019 годы суммарный объем личных безвозмездных денежных переводов из-за границы в Казахстан вырос с 279 млн до 614 млн долларов, то есть более чем в два раза. При этом поступления денежных переводов из Южной Кореи в Казахстан за тот же период выросли с 1,7 млн до 105 млн долларов, то есть за шесть лет денежные переводы увеличились в 60 раз.

«Вышеперечисленные факты говорят о том что, данная тенденция сохранится и будет только развиваться. Наши граждане, прежде всего, молодежь будет, несмотря на трудности, выезжать в эти страны для заработка», — уверен депутат.

Фракция «Ак жол»

Депутаты вновь подняли вопрос внешнего долга страны. В запросе на имя первого заместителя премьер-министра Алихана Смаилова отмечено, что на сегодняшний день республика уже должна более 160 млрд долларов внешним кредиторам, что составляет около 90,7% ВВП и этот показатель продолжает расти.

«К примеру, только Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) профинансировал 280 проектов на общую сумму свыше 9,4 млрд долларов, 66% из которых — в частном секторе», — отмечают депутаты. В запросе приводится пример реализации двух проектов, на которые были привлечены внешние займы. Один из них — готовящийся в столице проект строительства школ по линии ГЧП, где застройщик оценил стоимость одной школы в 7,5 млрд тенге, при том, что обычная школа обходится государству от 1,5 до 2 миллиардов.

«Всего планируется 20 таких школ на 150 млрд вместо 30–40 млрд. Получается, город будет переплачивать из кармана налогоплательщиков 110–120 млрд тенге. Что это за липовые «инвестиции»? Разве не выгоднее городу самому за  30–40 млрд построить эти самые школы, чем потом годами расплачиваться за чужой кредит в четыре раза дороже», — возмущаются депутаты.

Другой пример — планы по строительству в Семее, также на условиях ГЧП, полигона по переработке мусора (ТБО) за 6,8 млрд тенге. При этом в Западно-Казахстанской области был построен аналогичный полигон со сметной стоимостью 200 млн тенге.

«То есть Семейская свалка обойдётся даже не в четыре, а в 34 раза дороже аналога! Как считают в отрасли, даже с учётом разной площади и технологий, стоимость проекта завышена в 11 раз. В социальных сетях появилось письмо руководителя госпредприятия «Келешек» при акимате города Семей Максута Нигметова, в котором этот мужественный человек уведомляет ЕБРР, что отказывается заключать данный проект, несмотря на давление чиновников. Он пишет, что его немедленно уволят, но принципиально отказывается подписывать соглашение, которое по сценарию акимата с ЕБРР приведёт к росту тарифов в 15 раз! Причину запланированного чудовищного роста тарифов, руководитель коммунального предприятия прямо связывает с многократно завышенными коррупционными сметами на строительство полигона», — говорится в запросе.

Депутаты подчеркивают, что эти два примера наглядно показывают, «как чиновники используют внешние займы в крайне сомнительных целях, а за эти кредиты в конечном итоге рассчитываются простые граждане». «Фактически, подобные займы становятся инструментом по выкачиванию денег из населения в чьи-то личные карманы. И акиматы всё больше подсаживаются на иглу внешних займов, которые перекладывают на плечи своих граждан. Примечательно, что буквально вчера Правительством подписано очередное расширенное рамочное соглашение с ЕБРР о партнерстве, на срок до конца 2025 года. Считаем, что привлекаемые иностранные инвестиции и реализация проектов под них, должны отвечать нашим государственным интересам и в первую очередь интересам общества», — заявляют во фракции.

Депутаты просят «пересмотреть подходы во внешних заимствованиях в рамках ГЧП с точки зрения стабильности тарифов и не перекладывания этой нагрузки на граждан Казахстана», а также обратить внимание Агентства Республики Казахстан по противодействию коррупции на приведенные примеры.

Фракция «Народная партия Казахстана»

Депутаты обратили свое внимание на вопросы развития аграрной науки и уровень подготовки кадров для отечественного АПК. В запросе на имя заместителя премьер-министра Ералы Тугжанова они напоминают, что казахстанцы тратят половину своих доходов на еду, при этом рынок обеспечивается импортной продукцией до 80%.

«Несмотря на выделение значительных средств на развитие аграрного сектора, к примеру, средняя урожайность пшеницы не выше 12 центнеров с гектара, хотя в подобных по климату  России и Канаде эти показатели выше в 2–3 раза. Удивило и озадачило то, что Литва, возможно, скоро обгонит Казахстан как производитель и экспортер пшеницы: Казахстан на 10 месте в мире, а Литва на 12», — отмечают депутаты.

При этом, несмотря на декларируемую поддержку отечественных специалистов, в действительности люди, «проводящие настоящие исследования, изыскания, добившиеся успехов, благодаря собственному энтузиазму и альтруизму, финансирование государства, поддержки от Минсельхоза часто  не получают». В качестве примера депутаты приводят сад-питомник в Западно-Казахстанской области, созданный энтузиастами, признанными в научном мире специалистами Кайратом Каримовым и его супругой Розой Умурзаковой. В этом саду собран не имеющий аналогов на постсоветском пространстве генофонд плодовых культур — 200 сортов и 80 видов вегетативно размножаемых клонов подвоев яблони, 170 сортов и гибридных форм винограда. Учеными ведется масштабная производственная и научная работа, сопоставимая с деятельностью научно-исследовательского института. Сейчас проходят испытания на стадии сада-питомника, требуется закладка промышленного сада, на что средств не осталось, ведь все изыскания они вели за свой счет.

«В связи с этим ученые стремились получить грант на коммерциализацию проекта, но не были поддержаны. О ценности питомника писали коллеги — ведущие ученые-садоводы России, отмечая, что питомника такого уровня нет и в их стране. Однако, точку зрения научного сообщества не поддерживает Минсельхоз, дежурно отписываясь от предложения обратить внимание на столь значительное научное достояние, без которого восстановление и дальнейшее развитие садоводства невозможно. Вместе с тем, Минсельхоз помогает деньгами налогоплательщиков, например, на покупку зарубежных, дорогостоящих саженцев, приглашение иностранных специалистов, опять, развивая науку, но только не свою», — констатируют депутаты.

Фракция приводит такие данные: ежегодно из бюджета на поддержку субъектов АПК выделяются средства в размере 350 млрд тенге.  Обратно в казну возвращается в виде налогов 66 млрд тенге. А отрицательный баланс в виде импортной сельхозпродукции доходит еще до 1 млрд долларов.

«Что может изменить ситуацию? Честный независимый анализ ситуации в АПК, научный подход, поддержка эффективных технологий и методик, формирование качественного аграрного образования, как на уровне колледжей, так и высшего, а также поддержка наших казахстанских ученых, демонстрирующих успехи в аграрной области. Народная партия предлагает рассмотреть вопрос о функционировании плодового питомника и сада не только как частный случай, а как задачу по поиску возможностей для развития сельского хозяйства, реальных приоритетов в агросфере страны», — заявляют депутаты.

Фракционное единство

Такое в парламенте — не частое явление, но в этот раз слишком наболевшая для всех тема массовой вакцинации (точнее, ее отсутствия) заставила объединиться сразу две фракции — «Nur Otan» и «Ак жол». Инициатором запроса выступила фракция «Nur Otan», но как только завершилось оглашение запроса, лидер «Ак жол» Азат Перуашев заявил, что у них подготовлен аналогичный запрос и фракция поддерживает обращение коллег.

Голосом от двух фракций стала депутат Ирина Унжакова. В запросе на имя премьер-министра Аскара Мамина депутат прямо заявила — работа по вакцинации проваливается. В стране до сих пор нет продуманных, системных и синхронизированных мер по её организации, а призывы минздрава к населению о необходимости вакцинации звучат странно — ведь в свободном доступе вакцин нет.

Списать возникшие проблемы на отсутствие опыта, как это было год назад в начале пандемии, уже нельзя, считают депутаты, поскольку «уже есть всё, что должно помочь нам эффективно бороться с COVID-19, в том числе парламентом была создана вся законодательная база для этой работы». Есть и мировой опыт по проведению иммунизации и темпы вакцинации за рубежом не сравнить с Казахстаном — в нашей стране за два месяца провакцинировано чуть более 101 тыс. человек, что составляет 0,7%, то есть менее 1% населения.

«Складывается впечатление, что если бывший министр Биртанов провалил начало борьбы с пандемией, то сегодня министр Цой «успешно» проваливает работу по вакцинации населения. Ежедневная информация нынешнего Министра здравоохранения не меняет картины к лучшему, а население не только не может привиться, но и не знает, когда, где и как можно осуществить вакцинацию. Очевидно, что Министерству здравоохранения необходимо в срочном порядке принять соответствующие меры, иначе мы рискуем столкнуться с повторением ситуации прошлого лета, когда проявилась полная неготовность к борьбе с пандемией», — заявила Унжакова.

Есть и большая финансовая составляющая проблемы. Так, депутат напомнила, что на производство и поставку российской вакцины «Спутник V» выделено 18 млрд тенге, из которых около 15,2 млрд тенге — Карагандинскому фармацевтическому комплексу, именно на производство вакцины. «По информации Министерства здравоохранения, за все время работы здесь произведено всего 243 тысячи доз вакцины, 93 тысячи из которых применены, а 150 тысяч в настоящее время развозятся по регионам», — отметила она.

На строительство завода в Жамбылской области для производства вакцины казахстанской разработки из республиканского бюджета было выделено более 5 млрд тенге. Завод начали строить в сентябре прошлого года, но, как оказалось, без ПСД, а сам проект делался проектировщиками, не имеющими опыта подобных работ. «В итоге в сметах «забыли» учесть часть оборудования. В настоящее время корпус завода возведен практически полностью, но оборудование ещё не поставлено. В итоге наполовину построенный объект «лёг на плечи» местных исполнительных органов», — сказала Унжакова.

Депутаты уверены: сейчас необходимы такие инструменты, как чёткий продуманный план действий, пошаговый алгоритм с указанием сроков, регионов и исполнителей. «Пора от декларации заявлений и намерений перейти, наконец, к системной, жёсткой и результативной работе по массовой вакцинации населения. В соответствии с Конституционным законом «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» просим в кратчайшие сроки предоставить ответ, в котором указать конкретный план поставок вакцины по регионам, график вакцинации всех групп населения, а также полную информацию обо всех пунктах вакцинации, вплоть до телефонов исполнителей», — требуют они в запросе. 

Фракция «Nur Otan»

Несколько депутатов-членов фракции обратились к заместителю премьер-министра — министру иностранных дел — с предложением «проработать с правительством Южной Кореи вопросы об упрощении получения трудовой визы, гарантии безопасности наших граждан, возможности легально трудиться».

Депутат Елнур Бейсенбаев, оглашая запрос, отметил, что Южная Корея является одной из привлекательных для наших граждан стран в плане трудовой миграции. В стране «имеется возможность получения туристической визы для дальнейшей незаконной трудовой деятельности». При этом «часто наблюдаются проблемы по регулированию законной и незаконной трудовой миграции казахстанской молодежи в развитые страны».

«С периода отмены виз для казахстанцев в 2014 году численность нелегальных трудовых мигрантов из нашей страны в Южную Корею выросла с 359 человек до 12 тыс. человек в 2019 году. Большинство из них — мужчины активного трудоспособного возраста до 35 лет. Некоторые наши соотечественники гибнут в этой стране от болезней и травм, так как не имеют права на бесплатную медпомощь. По данным Министерства иностранных дел Казахстана, в 2020 году почти 10 тысяч наших соотечественников находилось в Корее нелегально»,  — заявил депутат.

По статистике Национального банка, с 2012 по 2019 годы суммарный объем личных безвозмездных денежных переводов из-за границы в Казахстан вырос с 279 млн до 614 млн долларов, то есть более чем в два раза. При этом поступления денежных переводов из Южной Кореи в Казахстан за тот же период выросли с 1,7 млн до 105 млн долларов, то есть за шесть лет денежные переводы увеличились в 60 раз.

«Вышеперечисленные факты говорят о том что, данная тенденция сохранится и будет только развиваться. Наши граждане, прежде всего, молодежь будет, несмотря на трудности, выезжать в эти страны для заработка», — уверен депутат.

Фракция «Ак жол»

Депутаты вновь подняли вопрос внешнего долга страны. В запросе на имя первого заместителя премьер-министра Алихана Смаилова отмечено, что на сегодняшний день республика уже должна более 160 млрд долларов внешним кредиторам, что составляет около 90,7% ВВП и этот показатель продолжает расти.

«К примеру, только Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) профинансировал 280 проектов на общую сумму свыше 9,4 млрд долларов, 66% из которых — в частном секторе», — отмечают депутаты. В запросе приводится пример реализации двух проектов, на которые были привлечены внешние займы. Один из них — готовящийся в столице проект строительства школ по линии ГЧП, где застройщик оценил стоимость одной школы в 7,5 млрд тенге, при том, что обычная школа обходится государству от 1,5 до 2 миллиардов.

«Всего планируется 20 таких школ на 150 млрд вместо 30–40 млрд. Получается, город будет переплачивать из кармана налогоплательщиков 110–120 млрд тенге. Что это за липовые «инвестиции»? Разве не выгоднее городу самому за  30–40 млрд построить эти самые школы, чем потом годами расплачиваться за чужой кредит в четыре раза дороже», — возмущаются депутаты.

Другой пример — планы по строительству в Семее, также на условиях ГЧП, полигона по переработке мусора (ТБО) за 6,8 млрд тенге. При этом в Западно-Казахстанской области был построен аналогичный полигон со сметной стоимостью 200 млн тенге.

«То есть Семейская свалка обойдётся даже не в четыре, а в 34 раза дороже аналога! Как считают в отрасли, даже с учётом разной площади и технологий, стоимость проекта завышена в 11 раз. В социальных сетях появилось письмо руководителя госпредприятия «Келешек» при акимате города Семей Максута Нигметова, в котором этот мужественный человек уведомляет ЕБРР, что отказывается заключать данный проект, несмотря на давление чиновников. Он пишет, что его немедленно уволят, но принципиально отказывается подписывать соглашение, которое по сценарию акимата с ЕБРР приведёт к росту тарифов в 15 раз! Причину запланированного чудовищного роста тарифов, руководитель коммунального предприятия прямо связывает с многократно завышенными коррупционными сметами на строительство полигона», — говорится в запросе.

Депутаты подчеркивают, что эти два примера наглядно показывают, «как чиновники используют внешние займы в крайне сомнительных целях, а за эти кредиты в конечном итоге рассчитываются простые граждане». «Фактически, подобные займы становятся инструментом по выкачиванию денег из населения в чьи-то личные карманы. И акиматы всё больше подсаживаются на иглу внешних займов, которые перекладывают на плечи своих граждан. Примечательно, что буквально вчера Правительством подписано очередное расширенное рамочное соглашение с ЕБРР о партнерстве, на срок до конца 2025 года. Считаем, что привлекаемые иностранные инвестиции и реализация проектов под них, должны отвечать нашим государственным интересам и в первую очередь интересам общества», — заявляют во фракции.

Депутаты просят «пересмотреть подходы во внешних заимствованиях в рамках ГЧП с точки зрения стабильности тарифов и не перекладывания этой нагрузки на граждан Казахстана», а также обратить внимание Агентства Республики Казахстан по противодействию коррупции на приведенные примеры.

Фракция «Народная партия Казахстана»

Депутаты обратили свое внимание на вопросы развития аграрной науки и уровень подготовки кадров для отечественного АПК. В запросе на имя заместителя премьер-министра Ералы Тугжанова они напоминают, что казахстанцы тратят половину своих доходов на еду, при этом рынок обеспечивается импортной продукцией до 80%.

«Несмотря на выделение значительных средств на развитие аграрного сектора, к примеру, средняя урожайность пшеницы не выше 12 центнеров с гектара, хотя в подобных по климату  России и Канаде эти показатели выше в 2–3 раза. Удивило и озадачило то, что Литва, возможно, скоро обгонит Казахстан как производитель и экспортер пшеницы: Казахстан на 10 месте в мире, а Литва на 12», — отмечают депутаты.

При этом, несмотря на декларируемую поддержку отечественных специалистов, в действительности люди, «проводящие настоящие исследования, изыскания, добившиеся успехов, благодаря собственному энтузиазму и альтруизму, финансирование государства, поддержки от Минсельхоза часто  не получают». В качестве примера депутаты приводят сад-питомник в Западно-Казахстанской области, созданный энтузиастами, признанными в научном мире специалистами Кайратом Каримовым и его супругой Розой Умурзаковой. В этом саду собран не имеющий аналогов на постсоветском пространстве генофонд плодовых культур — 200 сортов и 80 видов вегетативно размножаемых клонов подвоев яблони, 170 сортов и гибридных форм винограда. Учеными ведется масштабная производственная и научная работа, сопоставимая с деятельностью научно-исследовательского института. Сейчас проходят испытания на стадии сада-питомника, требуется закладка промышленного сада, на что средств не осталось, ведь все изыскания они вели за свой счет.

«В связи с этим ученые стремились получить грант на коммерциализацию проекта, но не были поддержаны. О ценности питомника писали коллеги — ведущие ученые-садоводы России, отмечая, что питомника такого уровня нет и в их стране. Однако, точку зрения научного сообщества не поддерживает Минсельхоз, дежурно отписываясь от предложения обратить внимание на столь значительное научное достояние, без которого восстановление и дальнейшее развитие садоводства невозможно. Вместе с тем, Минсельхоз помогает деньгами налогоплательщиков, например, на покупку зарубежных, дорогостоящих саженцев, приглашение иностранных специалистов, опять, развивая науку, но только не свою», — констатируют депутаты.

Фракция приводит такие данные: ежегодно из бюджета на поддержку субъектов АПК выделяются средства в размере 350 млрд тенге.  Обратно в казну возвращается в виде налогов 66 млрд тенге. А отрицательный баланс в виде импортной сельхозпродукции доходит еще до 1 млрд долларов.

«Что может изменить ситуацию? Честный независимый анализ ситуации в АПК, научный подход, поддержка эффективных технологий и методик, формирование качественного аграрного образования, как на уровне колледжей, так и высшего, а также поддержка наших казахстанских ученых, демонстрирующих успехи в аграрной области. Народная партия предлагает рассмотреть вопрос о функционировании плодового питомника и сада не только как частный случай, а как задачу по поиску возможностей для развития сельского хозяйства, реальных приоритетов в агросфере страны», — заявляют депутаты.

Автор статьи: The Pulse
Подписаться:

Самое популярное

Мнение

Ашаршылык: геноцид и миссия казахов

Борьба за правовое формулирование геноцида продолжается
Подробнее

26.02.2021 г.

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Спрос на пенсионные деньги предъявляет в основном государство

Конкуренция банков и нацкомпаний за длинную тенговую ликвидность осталась в прошлом
Подробнее

15.01.2021 г.


ЕЩЕ