The Pulse
Загрузка...

ПОДПИШИТЕСЬ НА EMAIL-РАССЫЛКИ THE PULSE!

Мнение

29.03.2021 г.

Мнение
29.03.2021 г.
grafic 5073

Фашизм и экономика

Не будем углубляться в идеологические основы фашизма, только определим некоторые черты, характерные для всех фашистских режимов.

Первая — вождизм. Во главе фашистского государства (движения) всегда стоит вождь, как бы понимающий суть всех социальных, политических и экономических процессов и поэтому как бы способный принимать исключительно безошибочные решения (история нас учит, что это совсем не так).

Вторая — декларируемое единство нации, отсутствие классовых противоречий. Вся нация якобы объединена вождем вокруг его идей. Всякий, отрицающий такое единство, — отщепенец, враг страны и нации.

Третья — популизм. Фашистские вожди всегда провозглашали, что их усилия направлены на благо простых людей, на воцарение социальной справедливости.

Четвертая — наличие единой, тотальной идеологии, национальной идеи, опирающейся на популизм и национальное возрождение. Все государства, в которых был установлен фашистский режим, потерпели то или иное унизительное поражение. Даже Италия и Португалия, находившиеся в лагере победителей в Первой мировой войне. Но они были обделены при распределении результатов победы и не получили должной компенсации своим потерям в ходе боевых действий.

Фашистская идеология, в отличии от социалистической, не отрицала частного капитала и товарно-денежных отношений. Но вся экономика, все экономические агенты должны были действовать ради реализации идей вождя. На первый план выходит не личная, а общественная выгода, так, как ее понимает вождь. Это подразумевало активное участие государства в экономике. Но формы этого участия у фашистских режимов различались между собой.

В Италии в самый разгар Великой депрессии была создана специальная организация — Istituto per la Ricostruzione Industriale (Институт промышленной реконструкции, IRI), которая выкупила плохие активы у ведущих итальянских банков. В итоге режим Муссолини через IRI получил контроль над промышленными предприятиями, суммарный капитал которых составлял 42% от всех итальянских корпораций. Но, что интересно, фашистское государство практически не вмешивалось ни в деятельность IRI, ни в деятельность контролируемых им корпораций. IRI пережил Муссолини и был распущен только в 2002 году. К слову, Институт сыграл большую роль в послевоенном восстановлении и экономическом росте 60-х годов прошлого века.

В нацистской Германии государство не занималось национализацией компаний, но активно их финансировало, кредитуя государственными долговыми бумагами. Если в 1933 г. после прихода нацистов к власти основная часть государственного финансирования шла на создание рабочих мест за счет развития инфраструктурных проектов, то начиная с 1934 г. главным получателем государственных средств стал военно-промышленный комплекс. За три года, с 1933 по 1935 включительно, доля военных расходов в ВВП страны выросла с 1% до 10%.

Итальянский подход копировала франкистская Испания, в которой в 1941 г. был создан Instituto Nacional de Industria (Национальный институт промышленности, INI). INI — это госхолдинг, державший контрольные пакеты акций государственных компаний, а также финансировавший те частные корпорации, в том числе банковские, на которые указывало государство. Надо признать, что INI сыграл важную роль в испанской экономике и просуществовал до 1996 г.

В Португалии времен Салазара государственная экономическая политика реализовывалась через предпринимательские объединения «гремиу» и предкорпоративные организации, которым в соответствии с правительственными постановлениями были предоставлены широкие полномочия по регламентации хозяйства и распределению товаров.

Общим для фашистских режимов были ограничения на приток иностранных инвестиций, протекционизм и поддержка курса национальной валюты чуть ли не любой ценой.

Германия и Италия довольно быстро встали на путь внешней агрессии и подчинили экономику интересам войны, в которой они, в конечном итоге, потерпели поражение. Испания и Португалия участия во Второй мировой войне не принимали. Более того, они даже смогли получить некоторые экономические выгоды за счет экспорта сырья из своих колоний в страны Оси. Но по окончании войны выяснилось, что следование фашистским принципам сдерживает развитие экономики, обрекает эти страны на отсталость.

Всеобщую, тотальную идеологию можно утвердить только при помощи репрессивной машины. Режимы в Испании и Португалии были относительно мягче, чем нацистский или сталинский, но все-таки достаточно жестокие. Репрессивный характер системы в сочетании с правовым произволом, который неизбежен в вождистской стране, сдерживает предприимчивость, предпринимательскую инициативу. Поэтому неудивительно, но Франко и Салазар в пятидесятые годы прошлого века встали на путь либерализации своих режимов — фактический, пусть и медленный, демонтаж фашизма в своих странах.

Главный урок, который мы можем извлечь из историй социалистических и фашистских режимов, заключается в порочности идеи установления некой всеобщей, «объединяющей» нацию, идеологии. Такой выбор ведет к общественной и экономической деградации страны.

Первая — вождизм. Во главе фашистского государства (движения) всегда стоит вождь, как бы понимающий суть всех социальных, политических и экономических процессов и поэтому как бы способный принимать исключительно безошибочные решения (история нас учит, что это совсем не так).

Вторая — декларируемое единство нации, отсутствие классовых противоречий. Вся нация якобы объединена вождем вокруг его идей. Всякий, отрицающий такое единство, — отщепенец, враг страны и нации.

Третья — популизм. Фашистские вожди всегда провозглашали, что их усилия направлены на благо простых людей, на воцарение социальной справедливости.

Четвертая — наличие единой, тотальной идеологии, национальной идеи, опирающейся на популизм и национальное возрождение. Все государства, в которых был установлен фашистский режим, потерпели то или иное унизительное поражение. Даже Италия и Португалия, находившиеся в лагере победителей в Первой мировой войне. Но они были обделены при распределении результатов победы и не получили должной компенсации своим потерям в ходе боевых действий.

Фашистская идеология, в отличии от социалистической, не отрицала частного капитала и товарно-денежных отношений. Но вся экономика, все экономические агенты должны были действовать ради реализации идей вождя. На первый план выходит не личная, а общественная выгода, так, как ее понимает вождь. Это подразумевало активное участие государства в экономике. Но формы этого участия у фашистских режимов различались между собой.

В Италии в самый разгар Великой депрессии была создана специальная организация — Istituto per la Ricostruzione Industriale (Институт промышленной реконструкции, IRI), которая выкупила плохие активы у ведущих итальянских банков. В итоге режим Муссолини через IRI получил контроль над промышленными предприятиями, суммарный капитал которых составлял 42% от всех итальянских корпораций. Но, что интересно, фашистское государство практически не вмешивалось ни в деятельность IRI, ни в деятельность контролируемых им корпораций. IRI пережил Муссолини и был распущен только в 2002 году. К слову, Институт сыграл большую роль в послевоенном восстановлении и экономическом росте 60-х годов прошлого века.

В нацистской Германии государство не занималось национализацией компаний, но активно их финансировало, кредитуя государственными долговыми бумагами. Если в 1933 г. после прихода нацистов к власти основная часть государственного финансирования шла на создание рабочих мест за счет развития инфраструктурных проектов, то начиная с 1934 г. главным получателем государственных средств стал военно-промышленный комплекс. За три года, с 1933 по 1935 включительно, доля военных расходов в ВВП страны выросла с 1% до 10%.

Итальянский подход копировала франкистская Испания, в которой в 1941 г. был создан Instituto Nacional de Industria (Национальный институт промышленности, INI). INI — это госхолдинг, державший контрольные пакеты акций государственных компаний, а также финансировавший те частные корпорации, в том числе банковские, на которые указывало государство. Надо признать, что INI сыграл важную роль в испанской экономике и просуществовал до 1996 г.

В Португалии времен Салазара государственная экономическая политика реализовывалась через предпринимательские объединения «гремиу» и предкорпоративные организации, которым в соответствии с правительственными постановлениями были предоставлены широкие полномочия по регламентации хозяйства и распределению товаров.

Общим для фашистских режимов были ограничения на приток иностранных инвестиций, протекционизм и поддержка курса национальной валюты чуть ли не любой ценой.

Германия и Италия довольно быстро встали на путь внешней агрессии и подчинили экономику интересам войны, в которой они, в конечном итоге, потерпели поражение. Испания и Португалия участия во Второй мировой войне не принимали. Более того, они даже смогли получить некоторые экономические выгоды за счет экспорта сырья из своих колоний в страны Оси. Но по окончании войны выяснилось, что следование фашистским принципам сдерживает развитие экономики, обрекает эти страны на отсталость.

Всеобщую, тотальную идеологию можно утвердить только при помощи репрессивной машины. Режимы в Испании и Португалии были относительно мягче, чем нацистский или сталинский, но все-таки достаточно жестокие. Репрессивный характер системы в сочетании с правовым произволом, который неизбежен в вождистской стране, сдерживает предприимчивость, предпринимательскую инициативу. Поэтому неудивительно, но Франко и Салазар в пятидесятые годы прошлого века встали на путь либерализации своих режимов — фактический, пусть и медленный, демонтаж фашизма в своих странах.

Главный урок, который мы можем извлечь из историй социалистических и фашистских режимов, заключается в порочности идеи установления некой всеобщей, «объединяющей» нацию, идеологии. Такой выбор ведет к общественной и экономической деградации страны.

Автор статьи: Жарас Ахметов
Подписаться:

Самое популярное

Мнение

Ашаршылык: геноцид и миссия казахов

Борьба за правовое формулирование геноцида продолжается
Подробнее

26.02.2021 г.

Бизнес

Скрытые миллиарды: сколько зарабатывает ТОО «Оператор РОП»

В кризис в Казахстане активно расцвели всевозможные внебюджетные фонды, подменяющие собой бюджет, но при этом финансово закрытые и непрозрачные перед обществом. Попробуем разобраться в общих чертах, почему, на частном примере.
Подробнее

22.01.2021 г.

Инфографика

Как Казахстан тратил деньги Всемирного Банка

За 28 лет стране было предоставлено 8,686 млрд долларов на 49 проектных займа
Подробнее

27.01.2021 г.

Бизнес

В «прицеле» регулирования – уличная торговля и еда

Объектом возможного дополнительного регулирования может стать малый и микробизнес, представленный в форматах уличной торговли продуктами питания и приготовленной едой, то есть донерные, базары, «магазины у дома».
Подробнее

29.01.2021 г.

Бизнес

Спрос на пенсионные деньги предъявляет в основном государство

Конкуренция банков и нацкомпаний за длинную тенговую ликвидность осталась в прошлом
Подробнее

15.01.2021 г.


ЕЩЕ